КУБАНЬСКА БАЛАЧКА — ЖИВА, ЦВИТУЧА ТА МОДНА



  • главная
  • бал.-рус.
  • рус.-бал.
  • бал.-адыг.
  • бал.-арм.
  • уникальные слова
  • сленг
  • старовына
  • частушки
  • юмор
  • юмор-2
  • юмор-3
  • юмор-4
  • юмор-5
  • поговорки (А-Ж)
  • поговорки (З-Н)
  • поговорки (Н-С)
  • поговорки (С-Щ)
  • поговорки (Э-Я)
  • тосты
  • кино
  • травник
  • ссылки на сайты
  • ссылки на сайты-2
  • тексты песен
  • кухня
  • побрехеньки
  • скороговорки
  • приметы
  • колядки
  • тексты
  • стихи
  • мульты и игры
  • списки
  • закачки
  • сказки
  • книги
  • Доброскок Г.В.
  • Курганский В.П.
  • Лях А.П.
  • Яков Мышковский
  • Варавва И.Ф.
  • Кокунько П.И.
  • Кирилов Петр
  • Концевич Г.М.
  • Мащенко С.М.
  • Мигрин И.И.
  • Воронов Н.
  • Золотаренко В.Ф.
  • Бигдай А.Д.
  • Попко И.Д.
  • Мова В.С.
  • Первенцев А.А.
  • Короленко П.П.
  • Кухаренко Я.Г.
  • Серафимович А.С.
  • Канивецкий Н.Н.
  • Пивень А.Е.
  • Радченко В.Г.
  • Трушнович А.Р.
  • Филимонов А.П.
  • Щербина Ф.А.
  • Воронович Н.В.
  • Жарко Я.В.
  • Дикарев М.А.
  • Руденко А.В.

  • Лях Андрей Петрович


    • 4-й эскадрон
    • Новогодня наша доля
    • Утро гэроя
    • Дидовы побрэхэньки
    • Кум спэчэный с салом и горилкой

    • (источник текста тут)


      4-й эскадрон

      (правопыс автора)

      19-20 ноября 2011 г.

      Холод. Зима. Москва.
      Сакмы в глубоком снегу.
      Стынет слеза на ветру,
      Падает конь на бегу.
      Падая, снова встает
      Верный казачий конь.
      Нет на нем седока...
      Огонь.
      ************************
      Русские избы, русские села,
      С правого фланга горит Федюково.
      Холод. Дым. Смрад.
      Молча, не нарушая строя,
      Верхи идем мы своим эскадроном
      Кум, Сват, Брат.

      — Спешиться — хрипло сазал эскадронный,
      — Поотпускайтэ своих кОнэй
      В стэп, в сниг, вдаль...
      Тут наша слава, тут наша доля.
      Тут нам прыказано стать обороной.
      ...Мало нас, жаль.

      Гэй козакы, розбырайтэ патроны,
      Буркой прыкрыйтэ ружэй затворы,
      Нэ стрылять.
      Разом ударым усим эскадроном
      Ось воны, гады, лизуть лощённи.
      ...Твою ж мать!

      Танки пошли от деревни Язвище,
      Пули в сугробах добычу разыщут.
      Замереть...
      (Два пулемета ручных облегченных,
      Дедов кинжал в ножнах посеребрённых)
      ...Или смерть.

      — Лучше уж смерть, чем замерзнуть в сугробах.
      И подымаются, словно из гроба,
      Казаки.
      — Сзади шоссе и Москва дорогая...
      Гордо взметнулись, багрянцем играя,
      Башлыки.

      Нету гранат, есть бутылки со смесью,
      Смесью гремучей напополам с местью.
      Встань, иди!
      За матерей, за родные колхозы,
      За всю Кубань, за горючие слёзы,
      Отомсти!

      И в полный рост, словно танец танцую,
      Бурку отбросив, в прыжке джигитую
      На броню.
      Размолотивши стекло о железо,
      (Пальцы немного осколком порезав)
      Всё... Горю.

      Мать на седом берегу Кубани
      Молча в сторонушку дальнюю глянет:
      — Мий ж сынок...
      Сыч на базу жалким посвистом пискнет
      Жинка рассыплет червонэ монысто
      — Мий ж мылок...

      Нэ посрамлэнна козацька Слава!
      Нэ похылылася наша дэржава,
      Пид штыкы...
      Мовчкы идэм всим своим эскадроном
      В нэбо, хто пишкы, хто вэрхы на конях,
      До батькив...
      *********************
      Холод, зима, Москва.
      Сакмы в глубоком снегу.
      Падая, стынет слеза,
      Крест стоит на ветру.
      Изредка тихо заржёт,
      Или заплачет конь...

      Что-то мне сердце жжёт,
      Вечный Святой Огонь...

      Новогодня наша доля

      (правопыс автору)
      2011г
      Затянуло сызым ледом вси козацки ричкы…
      Тилькы к вэчору злизаю я до столу з пичкы,
      Проковтнув горилкы краплю, вроди полэгчало
      Пожував лысток пылюсткы и понюхав чаю...

      Кавунэць смакуе батько и з мэнэ смиеться:
      — Що сынок?...Наився вчора горилочкы з пэрцем?
      Бачив я, як коло будкы, вы з Сирком спивалы
      А потим с пидсвынком Борькой гопак таньцувалы…

      Куманьця твого Мыколу по кущам шукалы
      А воны вдвох з атаманом в курятныку спалы,
      В их папахах наши кури почалы нэстыся,
      В шаровары хтось наклав им, мабудь тоже птыця…

      Ото ж так справляты сынку Новый рик ватагой.
      Добрэ хочь, шо, нэ поилы гущу из-пид брагы.
      Жинка твоя з хаты вшилась, до кумы у гости,
      Мабудь, доси полоскають ваши з кумом кости…

      — Ой нэ смийся ридный тату, пожалий дытыну
      Нэ шпыняй своей ярлыгой в попырэк, тай в спыну.
      Всэ шо страпылось учора — то козацька доля
      Выпывать, мабудь труднише, чим пахаты в поли

      Утро гэроя

      (правопыс автора)

      Шось у носи зачисалось,
      Пэчуть ягодыци,
      Просыпатысь мабудь трэба,
      Тай попыть водыци.

      Я ж районным став гэроем
      За вэчор вчорашний,
      Спас добро нашэ колхознэ
      Вид стыхии страшний.

      А нэжба за ногу дэржэ
      Нэ дае вставаты…
      Ще хвылыночку помлию,
      С жинкой, у кровати.

      Ливым глазом шось нэ бачу,
      Та болыть у боци,
      У жилудци забурчало
      Мабудь в нужнык хоче.

      Отпустыло … Ще полэжу,
      Вочи заплющаю
      И укрывшись с головою
      Сладко позихаю…

      Сныться сон — блокитна мрия,
      (Шоб так с правди сталось)
      Як за мэнэ у газэти
      Статья отпысалась:

      «Свэрбыгузенко Мыкола
      Сын Павла хромого
      Повторыв пид вэчер подвыг
      Гастэллы самого…

      Утомлэнный трудоголык
      (Дали шла хвамилья),
      Сив на крыши птыцехвэрми
      Квэлый от бэссыльля.

      Сам вин з хутора «Смачного».
      Кровэльщик вид Бога,
      Крышу утыпляв на хверми
      В срэду, в пив шостого.

      И своим сокильлим оком
      Вбачив нэпорядок,
      Що творывся пид скырдою,
      Биля людьскых грядок.

      Прэцыдатэль Чоломбыйко,
      Парторг Скубосрацькый,
      Агроном, бугалтэр Хвылька
      И Пэтро Завацькый,

      Пидстэлыв кужух колхозный,
      Мабудь для уюту,
      Вытяглы такэзну плягу
      Качаном заткнуту.

      Потянулы по череди
      Закусыв ковбаской,
      А парторг заив яечком,
      Що осталось с Паскы.

      С ПТХВа дви грамадьянкы
      И Одарка Чмыра,
      Прынэслы гуся тай куру
      Спэченных до дила.

      Черэз час «другу» почалы
      И досталы «трэтьтю»,
      Ии прытянув прыспивший
      Прэд из сельсовету.

      Прыгласылы гармониста,
      С бубном бабу Дуську,
      Так, шо б бисам жарко стало,
      Вдарылы Наурську…

      Прэцыдатэль и бугалтэр
      Щупалы Одарку,
      И вдобавок, у солому
      Кынув хтось цыгарку.

      Вскризь пийшло такэ вэсыльля,
      И такэ творылось…
      Начэ бисы на соломи
      Навкулачкы былысь.

      Потыхэнычку затлила
      Кынута цыгарка,
      Ии витром роздувала
      Спидныця Одаркы.

      А на выбрыкы стрыбавщий
      Агроном Полова,
      Раскыдав, ны наче конык,
      Искри по соломи.

      И нэ бачилы сволоты,
      Гидры пидколодни,
      Що горить ускризь почалось
      Всэ добро народнэ.

      Полыхнуло, загудило,
      Гусятнык занявся….
      И тодди наш «Зорькый со
      кил» Прямо с крыши знявся.

      Стрыбнув як Икар пид нэбо,
      Взвився над пожаром…
      (Правди, задныця об щихвэр
      Трохи прочесала).

      Тильки хуторэць ны струсыв,
      Нэ злякався жару,
      Як на танк з одной шаблюкой,
      В бий вступыв с пожаром.

      Перво напэрво спас Прэда,
      Той шо з сельсовету…
      (Крупно буквамы пысала
      Раённа газэта).

      Як ягня той прэд зробывся
      Кроткый, несварлывый…
      Лыш «вэльвеэткы» чуть пидплавыв,
      Тай матня сгорила.

      Лэдви с прэдом розибрався,
      Скубосрацький тлие…
      Так «раённа» и пысала:
      «Був пошты в могыли…»

      Затянув в шаплык парторга,
      Гэрой оглянувся,
      Щоб «начальство», нэ дай Боже,
      Там нэ захлыбнувся.

      А за тыном, там дэ птыця
      Всэ вогнём пылае,
      И собыка, коло будкы,
      В дыму додыхае …

      Ох, и добрый був собака,
      (Всэ ховався в скырдах)
      Оттянув йёго за ногы:
      — Може ще одийдэ.

      Председателю колхоза,
      В выпряжэнной брычки,
      Як бы нэ пидмиг кровэльщик,
      «Дала б жаба цыцки».

      Смыкнув «бугая» пид мышкы
      Вытяг йёго тило.
      Бо, пидослата пид гузно,
      Кухвайка вжэ тлила

      Агроном, бугалтэр Хвыля,
      Та И.О. завгару,
      «На коня» налылы чаркы
      Посэрэдь пожару.

      То шо их сиди чупрыны
      Начисто сгорилы,
      Йих нэ скико нэ чипляло,
      В попэрэк нэ было.

      А Одаркову спидныцю
      В дирках пропалэнных
      Намочив, до морд прыклалы,
      Своих «прыпэчэньних».

      Двох смалэнных «нтэлэгеньтив»
      Склав козак в калюжу,
      А Пэтра, И.О. завгару,
      Тягты лэдви сдужав.

      Спас Мыкола у той вэчор:
      Увэсь колхозный птычник,
      Кормосклад, курчат шисть сотен,
      Тыщи тры яечек.

      Спас вин: птычныцю Одарку,
      И двох грамадьянок,
      Кобеля Сирка старого,
      Цуцынят вивчарок…

      Слава нашим патриётам !!!
      Газета дзвинчала
      А внызу дрибнэньки букви:
      «Спец. кор. М. Крэсало.»

      Шось слылысь газэтни строчкы
      В сурло моей жинкы…
      Я дрыгнув ногой: - Нэ чапай,
      Дай досплю хвылынку.

      — Ой! Мыкола, вона мовэ,
      — Торопысь вставаты!
      Бо прыслалы з сельсовету
      Тэбэ нагукаты…

      — Эх, давай билу рубашку,
      Чоботы блэскучи…
      Мабудь премию назначуть
      И мидаль до кучи.

      Бачь, як швыдко спохватылысь
      Мэнэ награждаты,
      А сосид казав:
      — Нэ колы вам нэ дочикатысь.

      Я лытив наче на крылах,
      Своих ног нэ чуяв.
      — А як в мэнэ вдруг спытають
      То чого хочу я?

      Я багато нэ бажаю:
      Так, два лисапета,
      Одияло, лурон толи,
      Завискы с багетом…

      Всэ!... Прыйшов, стою довольный…
      Оркэстру нэмае.
      Сэкрэтарь каже суворо
      — Там тэбэ чикають

      Входю в кабинет до Преда…
      Дывытця спид бровэй…
      Наче я, а нэ вин вчора
      Зовсим був готовый.

      Ны йёго мотня горила,
      А моя нэ наче,
      И мэнэ тяглы за ногы
      По гимнам тэлячим.

      — Ось прыйшла до нас гумага…
      Мать твою в зоонозу,
      Шо учора ты, Мыкола,
      Наврэдыв колхозу.

      Просуть штраф тоби влупыты
      За твои проделкы…
      Шо ты вылупывсь на мэнэ?
      Одвэрны гляделкы!

      Як за що? За тэ що вчора
      Ты у вэчир позний
      Спалыв скырду коло хвермы,
      И кужух колхозний.

      И нэ строй мини тут, хлопче,
      Ты плаксыву рожу,
      А брэхать и выправлятысь,
      Я умию тоже…

      И схылывшись, потыхэньку,
      Я побрив на працю,
      Тильки шось кололо в боци
      И пэкло на сраци.

      ст. Уманьска 2011 г.

      Дидовы побрэхэньки

      Правопыс автора

      ст. Уманьска 2011 г.

      От автора:

      З покон вику козакы любылы слухать всяки–разни байки и побрэхэньки, особлыво писля бою на роздыхи, а в мырним житти, на охоти, або на рыбальци, Сыдять, бувало, воны, биля невэлычкого костерка, закурыв цигарки, або дидови люлькы, тай слухають брэхуна, посмихуваясь в бороды тай у вусы, глыбоко засмыгуваясь черговою порциею дыму доброго тутюну. Россказни ци, обросталы новымы подробыцямы, прыпэрчалысь крипкыми словьцямы и прыбауткамы, и по прошествии якогось пэрыуду, вжэ ны хто и нэ памьятав у якой станыци чи хутори страпылась така гиштория. Мало того, бувало що, одьни козакы, з лайкою, поясьнювалы иньшим, що, цэ всэ було, именно, у ихнему, або у сусидьскому мистэчку…

      Так шо за тэ, що я отут буду пысаты й брэхаты, сыльно суворо прошу мэнэ не судыты одын грэць, вам важко будэ мэнэ пэрэспорыты доводячи що ци подии трапылыся у вашому райони, так — як, я вже й сам щиро ввирував начебто всэ цэ чув самолично й усе проходило справди у моёму мылому кубаньскому хуторочку.

      С початку познайомымося.

      Дид Савка жив у нашому хутори, на тому краи,що биля колхозного саду. Хатка – саманка, пид важкою, мисцямы зэлэною вид моха, черепыцею, прысила до самой зэмли й триснула посрэдыни. Дид, ще колысь то, позатыкав трищину старымы кухвайкамы та одияламы, жив соби бобылём, тай в вуса не дув…Диты поразбиглысь, а онукив вин бачив, ще, як ти булы мали. Хатына ж, писля того як вмэрла баба Лушка, йёго жинка, бильшь ны колы нэ мазалась и нэ билылась. Так и стояла вона з облуплэнымы угламы тай бокамы, поглядая на вулычну пыляку, давно нэ банынэмы викнамы, кризь потрискани ставни — виконныци, ти шо й з роду нэ видчинялысь тай буллы скручени рудою вид старости, проволкою.

      Дид — козак, з пупочку й аж, пошты, до самой войны, робыв у колхози пры конях, на довжности, як вин сам выражався : « Старший помичнык молодьшого конюха»… А потим йёго, по разнорядки райкома, одислалы вчитысь на курсы механныкив и трахтористив в Брюховэцку станыцю, звидки вин прывиз гумагу с гэрбованой пэчатью и своим новым статусом. Ны яка-то там «вздря кобыляча», а МЕХАННИК – МОТОРИСТ широкого прохфилю…. Якый такый широкый прохвиль тэпэрь у йёго, Савэлька тоди ще нэ врозумив, алэ на всякый случай, ходыв на прэжню працю (так як механизацию ще нэ внэдрялы), с широко разставлэннымы ногамы, выпьячэнной грудьдю и у билой вышитой сорочци пидпэрэзаной наборным сэрэбряным пояском, Ще одягав сыни диагональни галихвэ, тай блэскучи пидбыти ичиги, взутымы в галоши, бо прыходылось цилый дэнь лазыть по конячим мэмлюхам й жижи, и дорогэзну обувачку можно було уделать за тыждэнь.

      Ото ж такого важного, нэвэличкого вид роду, вэсэлого парубка и запрэмитыла молодэнька дивчинка Лукерья, з брыгады дивчаток поливодчиць. Кохалысь воны увэсь трыдцать дэвьятый год. Оженылысь жэ, писля покрова, у сороковому годи. А у маю сорок пэршого, Савэльку забралы на сборы, а видтиль вин й попав на почавшуюся в июни вэлыку войну, а йёго молода жиночка, от горя, скынула дытынку.

      Дид Савка воював с початку в мехкорпуси, був ранэтый, нагорождэный й у сорок трэтьтем спысаный в хозвзвод горновьючной роты, ездовым, дослужився до старшины, на интэндантском поприще трохи послужив у Кенигсберги (Калинингради), затем у Москви, а у сорок шостому годи був спысан пид чистую, так и нэ зробыв, як пизднише выражався сам старый, «военнои карьери»…. Писля войны вин нажив пьятэрых дитэй, двох сынив тай трёх дочок, робыв у ридному колхози конюхом. У сорок восьмому годи пийшов робыть трахтористом на МТС, потим, лит дэсять, був шохвером, напывсь за рулем, зробыв аварию (пэрэкынув машину з курчатамы), сыльнише поврэдыв, й так вжэ, ранену ногу, одробыв пив года на выселках и взнов возвэрнувся на колхозну конюшню…

      К тому момэнту найкращого балагура – затийныка, умившого и сбрыхать и пидколоть у хутори ны кого нэ було….

      Так вин и уславывся найпэршим брэхуном, алэ нэ просто трэпачом, такым – сякым балоболом, а идейным брэхуном – хвантазером, анехдотныком и вэсыльчаком. Взавдяки йёму, богато колхозных собраний було зирвано гоммерическым хохотом хуторян, вид пэрэбрэхив дида Савкы з парторгом, або з прэцыдатилем колхозу...

      Богатэнько й начальства з райёну бажалы б нэ бачить нашого дида, ни колы, у своих кабинэтах.

      Алэ бильше усёго, старый, любыв балакать з намы–малолеткамы, , прыбигавшимы усякый раз, як тилькэ була возможность, в першу брыгаду на конюшню до конэй. Слухалы мы дида тыхэнько, ридко бросалы рэпликы, а смиятысь починалы, обычно, в кинци байкы, за шо нас дидуня мабудь и любыв, що мы булы йёго найкращимы слухачамы, ни колы йёго нэ пэрэбывавшимы…

      Бувало полягаемо мы, хлопьята, на розослатых кухвайках у соломи й слухаем дидову очерэдну байку, про старэ житьтя козаче, чи про колхозну бувальщину. Мы розумилы, шо старый нам прыбрэхуе, алэ выду нэ подавалы, бо сэрэдь нас був нэгласный хлопчачий договор: «Ни колы не видмовляты диду, шо вин брэшэ», можэ жалилы йёго, алэ скоришь, нам просто нравылось, шо хоть хтось, з дорослых з намы якшаеться як з ривнымы. Мы дорожилы цими видношенньямы и намогалысь нэ обижаты дида.

      Тэпэр з высоты своих прожитых годочькив, я з задоволыньем згадую за ту нашу «конюшенно — хлопчачу дипломатию» и нэ хытру дидову мову з пидросткамы, яку б зараз назвалы «Военно-патриотична работа з молодёжью». У ту пору, ны хто нэ балакав так з чужимы дитямы, по свийскы й запросто, бо доросли строилы шось такэ, шо ий сами нэ зналы, и им було дуже николы.

      А ось тэпэр и Вы послухайтэ дидовы байки –побрэхэньки з нашои колхозний конюшни

      Байка "ЗОЛОТИ ЗУБИ"

      Шо? Шо ты мэнэ пытаешь? Звидки в мэнэ оци очко золоти зуби, чи шо?..... Да-а-а … Було врэмьячко… Подай мини вуглю з пичкы, чи кынь сирныкы, та дай оту свою цыгарку слывочну, Гы-гы-гы, цэ я так называю ваши хвильтровани… Не-е-е, сами нэ курить на соломи, хто схоче, слазьтэ доли, можетэ систы билля мэнэ… Тю-ю-ю, шо воно такэ?....«Бо-ро-ди-но» — ага, потому и гимно… Хиба цэ тютюн? От жеж колысь був тютюн… Кони нюхалы ий смиялысь… Не, ны чого, раскурывсь, наче и добра…Ну слухайтэ, раз антирэс маетэ…

      Було цэ як раз описля войны… Я вжэ перевивьсь с Кэнисбэргу у Москву, по интэндантьскому дилу в комэндантську роту. Пив году я в нэи отслужив, и оставалось мини тры тыждня байдыкувать на крэмлёвськых харчах…

      Як служив?... У-у-у, закачаешься як вспомню, кормылы як индыка пэрэд рожиством, кожень дэнь бильлё минялы, шоб ны дай Господь яка насикома нэ завэлась. У нужнык на двир нэ ходылы, тут же ж в казарми ий ср… справлялы естественни надобности… Шо, як цэ ?.. Кажу вам, нужнык був прям в помищениях…Нэ пэрэбывай, знаю шо ты в Ростови у дядька свого бачив, алэ там у их в городи воны манэньки, оти чауньци куды сидать, з хваянсив зроблэни, я у дочкы в Армавири тэж на такий сидав чуть кованым каблуком нэ цёкнув ёго. А у нашому нужныку, от такэзни буллы, мощьни, з чугуна малированого, чоловик дэсять заразом моглы систы…Що смиетэсь?... Та нэ на одын всим гуртом, дурни, а у роздильных кабинах по одьнёму, за одын раз по дэсять чоловик сидалы…. Шо, а остальни ?... А воны в череди стоялы и чeкалы… Як цэ можлыво нэ вспить?... Цэ тоби армия, а нэ комунальна хфатэра твого дядька. Там вси по расписанию ийдуть, спочатку сами нэтэрплячи, потим ти хто швыдко умие, а дали тим кому нэ трэба дуже торопытысь… Угадалы, я ходыв послидний… Про шо я, тю-ю-ю, лыхо вас зачепыв, я ж про зуби казав, а за нужныки забалакавьсь…

      Так оцэ ось…. Ийду я як-то по Красний площади, морозиво смакую иминнэ, було такэ морозиво з различнымы именамы людськимы на вахвэльном стаканьци выдавлэннымы, хочь тоби «Мыкола» хочь тоби «Одарка», я соби выбрав з именем командира роты «Хвэдир», йду и кусаю иёго, наче командира за гузно… Дывлюcь, а на зустрич мени… Сам Сталин човпэ з кимсь. Я пэрэйшов на строевый, морозиво в лэву руку пэрэкынув и прыховав коло бидра… Шаг чиканю, ризьско ручку вскынув до козырька, и так зычно, як дзвякнув: «Гав-гав-гав-гав!!!» шо в пэрэводи з комендантьского: «Здравья желаю товарыщ главнокомандущий!». Вин аж рота розъзявыв и так мени у слид вусамы посмихнувсь, А другый що був з ным крычит мини: «Старшина СТИЙ! Ать –два!», « Кру-ГОМ!». Я, як когуть на навози, на одной ноги «круть» и став, як ухналямы до мостовой прыбытый… Дывлюcь!... Мать твою зачепы! Ныначе Берия! А Берия так хытро на мэнэ подывывся и рукой своею чап, мое морозиво, понюхав, куснув, прочитав имя на стаканьци и каже так с издьёвочкой: «Кого, сукынэ ты сыно, оцэ кусаешь?». И в сурло мени, хиба ще, нэ тыкае тим морозивом…. Я стою мовчкы, Сталин посмихаеться тыхэнько в вусы, а Берия як заржэ, як наш плэминный жэрэбэць, и давай кусать стаканэць, покы нэ зъив увэсь.

      Сталин ласково так каже: «Здрастуй Савэлий Юхымовычь, як служба, колы на дэмбиль пидэшь? Лаврэнтий Павловычь не чипляйсь до моих советськых козакив, бо бузди отхватышь вид мэнэ» А я й на Берию поглядаю и сам Сталину отвичаю, та так чётко, шо сам соби удывляюсь: «Службою доволэн, Ёсиф Виссарионовыч, дэмобилизуюсь через тры тыждня!». А вин мовэ: « Можу отправыть и раньше, ты ж, кажуть, на вси рукы мастер, бачь на башнях зирочки побыти самолетамы немецькымы, як шо зробыш раньше йихний рэмонт так в той дэнь до дому и поидэшь… Слово Сталина даю». Берия посмихаеться, и мэни на вухо каже, шо я и черэз тры мисяци не вспию ны чого зробыть, и як щипнэ мэнэ за гузно, шо я аж взбрыкнув… Сталин спросыв, шо цэ я на выбрыки пийшов, а яхыда ця и каже, мов, вин вже не втэрплюе, робыть дуже хоче государствиннэ дило.

      Сталин нэ дурак був, як наш Омэлька - нимый, смикнув шо Берия шкодэ, тай мовэ: « Ну, раз дило государствиннэ, Лаврэнтий Павловычь, то, Вы, за йёго выполнение головой и отвитэтэ. Хай Савэлий Юхымовычь каже шо йёму трэба и командуе, а вы иёму пидсобляйтэ. А будэтэ шпынять козака, тай насмихатысь, лично шкуру здэру з живого… Всэ, выполняйтэ! ».

      Берия, в пидлу иёго душу нэхай, пэрэклав всэ на своих замиститэлив, и сам вшився в Ялту. А як ото кажуть: «Кит из хаты — мыши в пляс» вси зами, тэж поразбиглысь. Я зажурывсь и пийшов до зэмляка со Шкурэньской посовитуватысь, шо робыть, а вин мэни ий каже, мов, нэ пэрэживай, всэ зробымо як трэба. Вин тодди був личным водителем самолету самого Сталина, нэвэлычкий такий самолетык стояв на цэпку прывьязаный, шоб не угналы, коло дому в Крэмли, дэ жив Сталин. Вин пийшов до дочкы вождя и попросыв вынэсты ключи вид замка цэпкового…

      Як вин ийи вговоряв, о чем размовляв з нэю, того я нэ видаю, алэ ключя вона вид батька мабудь стягнула и пэрэдала нам, с правди, й сама прычепылась з намы покататысь. Мы силы у самолёт, завэлы иёго тыхэнько, щоб ны хто нэ почув, у иёго специяльный мотор був, бесшумный такый, шоб нэ будыть людэй в доми, як Сталин схоче ночью кудысь злитать. Потыхэньку облэтилы вси башни, прыкынулы, стике чого будэ потрибно для рэмонту, й швыдэнько спустылысь до дому, дочка забрала ключи й втикла. Зэмляк позвоныв до пожарныкив, до знаёмого свого, тэж наш козак, кубанськой станыци Платнировкы вродженыць, воны звязалы мени вэлыкэзьну дробыну, мабудь с дэсяты штук манэнькых, а у церквы мы выпросылы лыстового золоту. Далы… А куды воны динуться?... Воны даже не спыталы на що. Зналы шо их за лышни вопросы выштовхнуть з колокольни. У йих же взялы золоти сварочни электроди. Электроди воны, видразу, не хотилы давать, так зэмляк найшов у их разможлывого попа, тэж нашого козака, батько иёго в Тбилисьской у цэркви колысь служив, та можэ й доси, людям паморокы прочищае. От у иёго и позычилы. А вин як узнав шо бэрэмо пид виддачу, и що вэртаты будэ Берия, так злякався, шо й тут же ж сказав, шо воны, й так, бэз виддачи жэртвують…

      На другый дэнь, ничь нэ спавши, я полиз на саму вэлыку башню, а мий пидсобнычок, наш козачок з Атамановкы, протянув кабелья, и мы почалы варыты рамкы, ти шо булы побыти. Людэй зибралось у нызу уйма, як курчат на ПТХвэ, роты порозьдзявылы, хвылюютьця, гумонять. Хвосты, шо от электродив оставалысь, кыдать у ныз не став, побоявсь кому нэбудь воко выбыть, тай и всэж золото хочь и цэрковнэ, но и наше ж народнэ, так я их став складать соби у карманы, в галихвэ…

      Як нэ страшно?... Страшно було, а ну, така высокэзна башня и хытающаяся дробына, тай голубы як собакы, в голову клювалы и в вочи пометом цвиркалы… насылу отбывалысь.

      Потим прывэзлы и пиднялы на бичовках краснэ скло, мы иёго там прям на крыши поризалы специяльным «алмазом» и повставлялы, потим закрэпылы з золотого лыста, выгнутым наризаным узэньким штапиком, а я й расстарався тай аккуранэсэнько, золотимы крапэльками, всэ проварыв.

      За пять дэнь, нэ злизая доли, мы поробылы уси начисто зиркы и спустылысь на свяченну крэмлёвську зэмлю.

      Да, нэ спалы, за працей николы було, дило ж государственнэ робылы, тай и прывычка булла, щей з фронта…. Брэшу … два раза пидсобнык спав на горищи, там дэ оти часы дзвонють, тай единый раз я, и то, прывьязавшись до хиткого шпылю, подрёмав трошки ….

      Подай ще мени цыгарочку, як там вона, ага, «Бородино»… Ще раз кажу на соломи не курыть, бо спалытэ мини конюшьню… Добрый тютюн… м-м, дармовый завжди добрый бувае…. От и Сталин мэнэ угощав своимы попаросамы «Герцеговына», сам у трубку их понасмыкае натовче и курэ, а я так курыв, щей за вуха клав… Гы-гы-гы…

      Про шо я вам, онучкы, брыхав, а про зуби… От-тож, й кажу: «Вид тютюну зуби выпадають, лучьчищь вы б зовсим нэ курылы, и я б за конэй тай солому б нэ лякавсь»… Шо зуби? Мои у мэнэ скризь повыпадалы ще на войни…Вставляв мени их нимэць плэнный, добри буллы, зализни, з свого наградного хреста, тии зуби, той ахвицерь нимэцький, робыв… А, о, паморокы мени забыло, зовсим нэ маю памьяты… дякую, шо, вы хлопци, нагадуетэ… Я ж про золоти зуби вам брэхав…. Спустылысь мы на грешну зэмлю, идемо хытаемось. Хлопчика, козачка молодэнького, пидхватылы и в санчасть. А я йду и бачу, стоить Сам и криз вуса смиеться, Берия попэрэд мэнэ лизе, докладать, алэ Ёсиф Виссарионыч и каже всим: «Идить гэть звидсиль, оставтэ мэнэ з гироем». Уси зараз потикалы, крим наглого Лаврэньтия…Обняв мэнэ Сталин як батько, спытав, «Чи встоишь, сынку, ще на ногах, чи ни?». Я кажу:«Встою, батько, встою». Вин обэрнувсь до Берии: «На тоби мий кишень, сбигай у лавку, чи в який другый гамазин, купы выпыть и закусыть». Берия взмолывсь: «Та дэ я ии, к грыцям, визьму у мэнэ и талонив зараз с собою нэмае, закусыть може з столовой визьму, а выпывку бэз талонив не дадуть». Сталин промовыв, шо в кишэни е и талоны, и Берия швыдэнько побиг. Тодди и рэшив мабудь Сталин: «Трэба талоны одменяты, самому нэвдобно а людям ще гирше», ну цэ як я думаю. Их и справди потим одминылы и рэхворму грошам зробылы у наступному годи.

      Прыбиг наш посыльный, прынис дви пляшкы «Запиканкы», пляшку «Моськовьской особой», огиркы солони, сырок и ще ковбаскы поризаной з хлибом. А мы со Сталиным стоимо тай думку гадаем: « И дэ нам прысисты? На площади нэ зовсим вдобно, люды навколо ходють». А Берия й каже: «Пийшлы за мазолэй, там мистэчко гарнэньке е, ми там з товарычамы иноди сыдымо, и ялынки, хочь щей и манэньки, но всэ ж прыкрывають обзор» Тилькэ силы, разложилысь, як Берия, мац-мац по карманям, а стакана раскладного нэма, у Ялти на кровати забув мабудь. Сталин як глянув мовчкы, Павловычь, аж, бигом побиг, захэкався но швыдэнько прынис. Ну выпылы по повному, закусылы, ще налылы, я вжэ чую «поплив мий човэн от скырды до млына». А дружкы мои держутьця ничого, по нэнашому балакать тильки почалы. Берия вочкы зняв, потие, крычить, а Батько тильки курэ тай посмихуеться з ёго. Я отключивсь… Тильке чую як мэнэ на лавочку, шо билля стенки, оттянулы и поклалы… Прокынувся я вид писэнь…Ой и ловко ж воны спивалы, до нас и Молотов прыйшов, и той, як ёго, ага, Кагановычь. Слидком Ворошилов пывця ще прынис…

      Так и було кажу вам… ейбо правду кажу, може и ще хто придходыв нэ видаю, я тильке ще раз потянув стаканяку, як в коганци моему просвэтлило, тай покурыв трубку Батька, и отключивсь опять. А!..Помню ще як приходыв наш комендант и сказав, шоб все було тут прыбрано, кому казав нэ знаю, мабуть нэ Сталину ж . Окончатэльно я прокынувся у вагони поизда, хтось тягнув мэнэ за ногу и казав шо прынис мени чаю… Пиднявсь, голова гудила, вагон увэсь у коврах, я лэжу у отдельному куточку с дзерькалом и столыком, а на ёму дви пляшкы киньяка, одна цила, а друга почата й заткнута, вси документы, що я спысан начисто, у планшети пид головой, новый китель, алэ грязни чоботы и галихвэ, а в галихвэ в кармани… Шож вы думаетэ, хлопци?... Точно так… Хвосты вид золотих электродив, алэ в половыну раз мэньше чим було… Спужавсь я, що могуть наказать за тэ що я их нэ здав по назначению, рэшив покы бучу нэ пидьниматы, нэ шукать морокы на свою голову. А дали выдно будэ, як ото кажуть: «Сказав слипый побачимо, як бэзногый таньцювать будэ».

      Провиднык у вагони, зэмляк оказавсь, из Тыхорэцька, прысовитував мини зийты на станции у Кисляковци, там поизд стае на дви хвылыны, и хочь ни кому ныздя було злизаты, вин мени, всэ ж, видчиныв хвиртку, я й сплыгнув пошты на ходу, оставыв зэмляку початый киньяк, аж с пьятью зиркамы.

      Дома встрилы, одигрилы, коханьня — бздюханьня, два хвиста йи у занозу нэхай… Як й ни куды й нэ уходыв… Свий нэлигальний «золотый прыпас» заховав пид стриху, а вэсной, у сорок сёмому годи, закопав пид жэрдэлей коло хаты…. Так воно и лэжало там…

      Я поняв, шо вжэ ны хто нэ кынытьця иёго шукаты, и в пьятдесят шостому поихав до зэмляка из Староминской, добрый козак, вин в Ростови до войны стоматологом робыв, и ото вин мэни повытягав фашистьски зализьни и зробыв оци ось, золоти зуби…

      Куды дилысь остальни хвосты з карману покы я пьяндыкував?... А хто иёго знае. Но я так розумию, то их Берия спэр, як мэнэ на лавку тягнув…

      Шо?...Сталин?... Та вы шо, с гузна зъихалы, чи сказалысь? Ни-и-и, Вин чужого ныколы нэ хапав, золота людына була… Хай царствуе… А цэй паразит шкодлывый, був хытра жадоба, ото вин ти хвосты и насунув, хай йёму грэць…

      Ото так и було… Гы-гы гы




      Кум спэчэный с салом и горилкой

      2009г.
      (правопыс автора)

      Литом, покы жинка, рачки, бурякы колхозни полэ, по телехвону погукайтэ свого кума, прэдварительно убидывшись, шо кума уйихала в станыцю с хрэсныцею чобиткы купувать на осинь (колы вона ще будэ, та осинь), и прыгласыть його до сэбэ у садочок покурыть, ще трэба сказать, щоб вин заразом узяв пачку «Прымы» и сирныкы.

      Як выкурытэ по дви цыгаркы, Вы, як-бы нэвзначай, прыдложить кумови пэрэкусыть (вин зроду нэ откажеться, хочь и зранку, вжэ снидав). Дэмонстративно видчиняйтэ холодильник, одын хрэн там ничёго нэма, но обязательно, щоб кум цэ побачив. Так як вин вже пустыв слюну(як индык сок на жаровни), скажить, щоб вин нэ журывся, а сбигав до дому и прихватыв чэтвэртьну пляшку горилкы, ту, шо кума вчора у вашой жинци позычила, шоб сёдни повычерять и обмыть станычни покупкы. Дополнительно сообщите, шо сами бачилы як вона, т.е. кума, тую пляшку у колодязь спустыла. Но кажить так, шоб кум нэ чуствовав сэбэ, як собака нэ в своей шкури, зробить выд шо вы думаетэ,шо, кума пляшку спустыла нахолонуть, а нэ тэ, шоб вид кума заховать. Сами нэ забудьтэ, дать йому ще сапэтку, бо ему, мабудь, нэ вдобно будэ горилку в руках нэсты, сапэтку дайтэ побильше, лучьшишь видерну, бо зная свого кума, вы нэ единожды убеждалысь шо вин, ще шо нэбудь с дому прыхватэ…

      Вы ж, скоришь бижить на грядку, зирвить чотыри бурих помадора, вырвить шисть рыдысын, нарвить пырцив зэлэной молодой цыбульки, пэтрушечки, укрипчику, часнычку та пару огирочкив… Картоплю не пидрывайтэ, сыру йии вы жэрты нэ станэтэ, а варыть николы, та й кум може подумать, що вы прынэслы тую бульбу шоб похвастать. Нэ портить йому настроение…

      Вэрнувшись у садок трэба вытэрты овочи … кстати пидийде жинкин халат развишанный сушытысь с другой стиркою…

      Првьяжить до будкы свого собаку «Сирка», бо вин можэ пойисты прыготовлэнни овочи.Пидтянить пид жердэлю старый вулык с повыздыхавшымы зимой бджёламы, и на його крышци разложить овочи. Поставтэ гранчатни стаканы на дви пэрсоны, постэлить газету «Степные зори» (бэз программы), ту шо кума вчора забула, прэдварительно одирвав половыну страныць и однэсить остатни страныци у нужнык, може кум схоче… Бо бумагы там сроду нэ бувае, одрывный калэндарь коньчився (новый позапрошлогодьний, их сын пять штук з Ростова прывиз, накрав мабудь…), а лопухы вы позавчора повыкосылы… Дали, сядьтэ у холодочку и чикайтэ кума…

      Чэрэз пив часа прыйдэ вспотивший кум. Нэ спишить распытувать його, шо вин прэнис, дайтэ йому рыдысыну хай макае в силь и йисть, а сами закурыть цыгарку попутно зробыв выд шо пэрэтыраетэ стаканы…Прывстаньтэ, як бы похыльнувшись нэ нароком зачипить сапэтку… В ответ на рэплыку кума: «Дывысь пид ногы…», отвичайтэ: «А ты якого хера порасставляв всэ доли, шо тоби на вулыку миста мало?»

      Писля таких ласкавих рэчэй можно выставляты продукты.

      В пэрву очэрэдь достаньтэ прынэсэнного сальца кусочок (с коровий носочок). Зразу зрижте половыну шкуркы и кыньтэ своёму собаки, шоб Сирко нэ скиглыв, вин до цёго вже проковтнув, недойижену кумом, пусту рыдысыну.

      Нарижтэ сальцэ тонэсэнькимы ломтичкамы, нэ сошкрибая силь, давлэнный часнычок и чорный пэрчик. Выложить ци кусочкы на наризаный (другым ножыком), кумом хлиб. Звэрху покладить пэтрушечку и укрипчик и займиться чисткой молодого часнычка. Кум нэхай риже помадорчикы и огирочки, мелко нэ трэба, на дви части и хватэ… ище хай посыпэ силью. Рыдыску так як вона пуста, кыньтэ Сиркови.

      Начинайтэ готовку вышеозначенного главного ынгрыдиента.

      Розлыв по нэполному (по рисочку) стакану холоднэсэнькой горилочки из запотевшей чэтвэрти, заткнить ии кукурузянным качаном, и нэ давая открыть куму рота, скажить свий любымый тост: « Шобы йилось и пылось, щоб хотилось и моглось!», чокнувшись з кумом, опрокыньте содержимое стакана соби у горло. Зразу нэ закусюйтэ, хочь и пэчэ, почикайтэ покы кум цидэ скризь зубы горилку, або жэрты попэрэд гостя, нэвдобно. Потим, заразом с кумом, стэпэнно съижте прыготовлэнный «гамбургэр», хотя Ваш тэсть на його каже «кубаньбургер». Выкурить по цыгарки, попутно збрэхав парочку анэкдотив про жыдив и кацапив – розлыйте по другий.

      Пид тост кума (нэ важно якый), опрокыньтэ стакан по раннее означенной схэми, закусить огирочком, лучком або помадорчиком, кума можно нэ чикать покы вин цидэ.

      Як шо куму прыспичило до нужныку, закурить, а замитыв шо кум загружен проблэмамы, кыньтэ Сиркови кусок хлиба и остававшуюся на салови шкурку … и налывайтэ.

      Выпыв трэтий святый тост, за тих кого нэма, помыная батькив, (в кого помэрлы), дидив, бабушок и сёдняшнего прэдсэдателя колхоза, закусить цыгаркамы и налыйтэ по четвэртой.

      Выпыйтэ… и поочэрэди поцилував Сирка, одвьяжить його, хай побигае, качок потопче… Закурыв побалакайтэ, чого у Вас в цёму годи, нэ будэ мэду. Зробыв вывод, шо бджёлы подохлы вид сахарю, якый тэща чимсь отроила, бо, думала, шо вы будэдэтэ бражку нэвыгнану жэрты…. налывайтэ по пъятой Ваш кум, закусыв нэ наризаным салом, пэрэд тим як выпыть, остатний кусок кынув Сирку, а Вы заив падлюшней нэдозрилой жэрдэлей, довжни затянуть писню «Прощай ты Уманьска станыця…» Сирко выводэ трэтьим голосом….

      Выпываитэ « На коня» по шостому стакану, плыснув остаткы собакови.

      Всэ, блюдо готово, Кум спикся…

      Пидишэдьши, пид очэрэдну писню, жинка с кумою, подают вам троим дэсэрт.

      Ынгрыдиенты:

      Кум с пачкой «Прымы» и сирныкамы

      Вы з овочамы и сапэткой

      Нэ дуже злый собака

      Четвэртьна пляшка горилкы

      Сальца кусочок с коровий носочок

      На дэсэрт жинка з кумою.

      OIXIOIXIOIXIOIXIOIXIOIXIOIXIOIXIOIXIOIXIOXIOIXIOIXIOIXIOIXIOIXIOIXIOIXIOIXIOIXIOIXIO
    главнаябал.-рус.рус.-бал.бал.-адыг.бал.-арм.уникальные словасленгстаровыначастушкиюморюмор-2юмор-3юмор-4юмор-5поговорки (А-Ж)поговорки (З-Н)поговорки (Н-С)поговорки (С-Щ)поговорки (Э-Я)тостыкинотравникссылки на сайтыссылки на сайты-2тексты песенкухняпобрехенькискороговоркиприметыколядкитекстыстихимульты и игрыспискизакачкисказкикнигиДоброскок Г.В.Курганский В.П.Лях А.П.Яков МышковскийВаравва И.Ф.Кокунько П.И.Кирилов ПетрКонцевич Г.М.Мащенко С.М.Мигрин И.И.Воронов Н.Золотаренко В.Ф.Бигдай А.Д.Попко И.Д.Мова В.С.Первенцев А.А.Короленко П.П.Кухаренко Я.Г.Серафимович А.С.Канивецкий Н.Н.Пивень А.Е.Радченко В.Г.Трушнович А.Р.Филимонов А.П.Щербина Ф.А.Воронович Н.В.Жарко Я.В.Дикарев М.А.Руденко А.В.