КУБАНЬСКА БАЛАЧКА — ЖИВА, ЦВИТУЧА ТА МОДНА



  • головна
  • куб-рус
  • рус-куб
  • куб-адыг
  • куб-арм
  • частушкы
  • кубанцы
  • кубанцы-2
  • кубанцы-3
  • кубанцы-4
  • гумор
  • гумор-2
  • гумор-3
  • гумор-4
  • гумор-5
  • прымовкы
  • прымовкы-2
  • прымовкы-3
  • прымовкы-4
  • прымовкы-5
  • тосты
  • думкы
  • кино
  • травнык
  • добри сайты
  • добри сайты-2
  • тэксты писэнь
  • граматыка
  • кухня
  • цикаво-1
  • цикаво-2
  • слэнг
  • спорт
  • коротэнько
  • украинизмы
  • старовына
  • побрэхэнькы
  • гэография
  • погоны
  • скороговоркы
  • прыкмэты
  • даты
  • колядкы
  • на мобилку
  • футболки
  • тэксты
  • зброя
  • Кирилов Петр
  • стыхы
  • флора-фауна
  • мульты
  • имэна
  • лысты
  • закачкы
  • казкы
  • игры
  • сэнрю
  • кныгы
  • обои-шпалэры
  • Бигдай А.Д.
  • Попко И.Д.
  • Мова В.С.
  • Первенцев А.А.
  • Короленко П.П.
  • Кухаренко Я.Г.
  • Серафимович А.С.
  • Канивецкий Н.Н.
  • Пивень А.Е.
  • Радченко В.Г.
  • Трушнович А.Р.
  • Филимонов А.П.
  • Щербина Ф.А.
  • Воронович Н.В.
  • Жарко Я.В.
  • Дикарев М.А.
  • Кирилов Петр «Черноморская свадьба»

    Этнографический очерк

    (действительного члена Кубанского областного статистического комитета Кирилова П.)
    (Кубанский сборник, 1891г.)

    (добавляйте ваши балачковые тексты на kubanofan@gmail.com)

    Сватание.

    При намерении женить сына, отец призывает к себе в дом двух женатых казаков средних лет, и, угостив их, просит: «пийдыть, похлопочить за моего сына». После того, все встают и молятся Богу. Мать жениха, вручив одному из приглашенных, называемых «старостами», «паляныцу» (хлеб), говорит: «идыть с Богом, хай Бог помога». Тогда жених со «старостами» отправляются в дом невесты, избранной женихом.

    При входе в хату, староста дает принесенный хлеб отцу невесты, говоря: «приймыть от нас хлиб и, с хлибом нас приймайтэ». После некоторой паузы, обыкновенно завязывается разговор вроде следующего:

    — Пытайтэ, чого ж мы до вас прийшлы?

    — А почем-то я знаю, чого вы до нас прийшлы; вы скажетэ, нэ малэньки, — отвечает отец.

    — Мы прийшлы до вас, бо кажуть у вас дивка е, а у нас парубок, так чи нэ будэмо мы сватамы?

    — Нэ знаю, побачим ще, пийду поражусь.

    Отец уходит в другую комнату для переговоров с женою и дочерью.

    Если отец согласен выдать дочь, то говорит: «пытайтэ дивки тэпэр». Один из старост на это отвечает: «сват нэ сват, а так добрый чоловик, дозволь укликать дивку». — «Тай про мэнэ ж, хоч укличьтэ».

    Кличут «дивку», которая непременно становится у порога, а один из старост обращается к ней с вопросом: «ну, шо, дивчино, пийдэш за нашого хлопця»

    — Я нэ знаю, як батько та маты, так и я, — отвечает она.

    — А шо, тату, це тоби, — обращается староста к отцу.

    — Эгэ, оце може и мэни.., а шо, стара, — обращается он к жене, — мабудь, нэхай Бог помога.., бэры ж, дочко, хлиб, та отдавай старостам.

    — А дэ ж, тату, наш хлиб?

    — Ото, дывись, наш. Як знаеш, дочко, хоч свий отдавай, а хоч их.

    Если невеста отдает принесенный старостами хлеб, то это значит — отказ, и старосты с женихом молча уходят домой, где на вопрос родителей, жених отвечает: «гарбуз потяг». При неудачных сватаньях говорят: «попотягав гарбузив». И в песне есть выражение: «пишов бы йи сватать, так гарбузом пахнэ». Если же невеста дает старостам свой хлеб, то это знак согласия. Тогда все остаются. Отец невесты в подобных случаях замечает: «це вже ваш, бач, сваты, могарыч».

    — Та и правда, шо наш, — говорят те и вынимают из кармана полкварты запасенной, про случай, водки.

    Распивши водку, старосты обращаются к отцу нареченной: «ну, шо ж, свату, колы будуть рушныкы»?

    — Нэхай прийдуть сват и сваха, тай побалакаем, — отвечает отец.

    Тогда посылают за сватами, которые являются на совещание с квартою «горилкы».

    Во время угощения между отцом жениха, сватами и отцом невесты происходит уговор относительно «рушныков».

    — Колы рушныкы будуть? — спрашивает отец жениха.

    — А колы сбалакаем, абы вы нэ отказалы, — отвечают ему.

    — А чого нам, свату, отказуваться, хиба мы вас нэ знаем, чи с другой слободы, чи шо... мы вас знаем, а вы нас.

    — Ну, чи так, свату, то и так,— отвечают ему на это сваты и отец невесты.

    Назначается день «рушников» и сваты расходятся.

    Рушники.

    В назначенный день «рушныков» невеста с «дружкою» ходит по хатам и сзывает родных и знакомых в дом своих родителей. Войдя в хату и поклонившись три раза в пояс каждому из присутствующих, невеста говорит:

    — Просылы батько и маты, и я прошу на хлиб, силь и рушныкы.

    — Спасыби, хай Бог помога... прийдэм,— отвечают ей приглашенные.

    Жених, перед тем как идти к невесте на «рушныкы», кладет отцу и матери по три земных поклона, а они его благословляют иконой. После этого жених вместе с отцом, матерью и «боярыном» (шафером) отправляются к невесте.

    Когда соберутся все приглашенные в дом невесты, под иконами зажигают свечи, лампаду и хату окуривают ладаном. Жених с невестой, стоя впереди всех, кладут земные поклоны; вместе с ними молятся и все присутствующие. Отец иконой, мать хлебом благословляют детей, которые, сделав еще по три поклона отцу и матери, целуют икону, хлеб, руки и лицо благословляющих. Затем сажают за стол на «покуты» (под иконами) жениховых родителей, возле них родственников и гостей, а в конце стола «старостов».

    Невеста раздает подарки свекру и свекрови, «боярыну» и «дружке» — по платку, старостам по «рушныку» (утиральнику). Получившие платки, обвязывают их вокруг шеи, а старосты, перевязавшись «рушныкамы» через правое плечо, говорят невесте:

    — Спасыби, батькова дочко, шо рано вставала, рушнычкы пряла, тай нам давала.

    Получившие подарки дают невесте по 15, 20 копеек. При раздаче подарков «дружкы» (подружки невесты) поют:

    Шо ты думала, шо гадала, Марычка!

    — Те ж думала, та гадала,

    Шо батинько нэ отдаст мэнэ...

    А мий батинько, сизый голубэнько

    Рушнычкы крое — старостам дае,

    И мэнэ заручае...

    Зарученна, Марычка, зарученна,

    Положила руку на за-руку:

    — Ручка ж моя билэсэнька у батинька,

    Чи будэшь така билэсэнька у свэкорка,

    Як у батинька була...

    — Як будэшь покирнэнька,

    Будэ у тэбэ ручка билэнька...

    Пропев, дружки уходят на двор, пока продолжается угощение, по окончании которого все, кроме жениха, берут по графину водки, наливают по чарке, и первый говорит: «выпий ты, свату, против мэнэ, а сваха — против свахы, тай ще поцокуемось». Затем, налив по другой, он говорит: «выпий, сваха, од мэнэ, а ты, свату, од свахы». Потом угощают остальных и приступают к обеду, который состоит из борща с мясом, "локши" с мясом, жаркого иногда и пирогов. За обедом частенько слышится: «пиднось, стара, по чарци».

    После обеда гости расходятся и остаются только ближайшие родственники невесты на «раду» (совет) о дне свадьбы, подарках со стороны жениха и невесты. Обыкновенно, выговаривается: от жениха теще — «чоботи», тестю — платок, «борону» (особый вид печенья); от невесты: свекру — шитая сорочка, свекрови — шитое платье. Затем все расходятся. Промежуток между зарученьем и днем свадьбы заранее не определяется и зависит от обстоятельств.

    Приготовление к свадьбе.

    До дня свадьбы, которая иногда бывает спустя неделю и две после зарученья, жених ежедневно посещает невесту. День свадьбы чаще назначается в воскресенье, а приготовление к ней начинаются с пятницы. Приготовления к ней ведутся отдельно как в доме жениха, так и невесты. К свадьбе пекут из теста: «коровай», «борону», «лэжинь», «пэрэпийцу», «барыло», «грэбинку», «шишкы», — имеющие своеобразные формы. При приготовлении этих печений поются подходящие песни:

    Шо Иванкова нэнька по юличкам ходыть,

    Та по юличкам ходыть, сусидочек просыть:

    «Сусидонькы, мои голубонькы, приходыть до мэнэ!

    Нэ до мэнэ — до моего дитяты,

    Короваю та шишок багаты,

    Короваю та грэчаного —

    До дитяты та звычайного,

    Короваю та пшенычного —

    До дитяты та вэлышного».

    **************************

    Ой, барило, барило! (хлеб в виде бочонка)

    Говорыло то барило:

    «Як вы мэнэ та нэ выпьетэ, —

    Покотюся та розибьюся...

    Горилочка та розильеця,

    Родынонька та розийдэця».

    В пятницу же убирается «гильце» (вишнеобразная ветка), которая срезается с вишневого дерева, обвертывается разноцветной бумагой (шпалерами), украшается бумажными цветами из той же бумаги и вставляется в большой хлеб. Во все время как убирают «гильце», поют песни, к этому случаю подходящие:

    Шо у суботу в нэдилю,

    Пишла Марычка в шилию:

    «Ой, хто ж бо мэнэ в шилии найдэ,

    Тому я достанусь»..

    Пишов батинько, нэ найшов,

    Вырвав квиточку, тай пишов,

    На квитку глянэ — сэрдэнько вянэ:

    «Тут була, та нэ мае».

    Шо у суботу в нэдилю... (повтор. 4 строчкы).

    Пишла матинька, нэ найшла,

    Вырвала квитоньку, тай пишла,

    На квитку глянэ — сэрдэнько вянэ:

    «Тут була, та нэ мае».

    Шо у суботу в нэдилю...

    Ушов братичек, нэ найшов.

    **************************

    Пишла сэстрыця, нэ найшла...

    Пишов Иванько, тай найшов,

    Узяв Марычку, тай пишов...

    Звилы гилэчко чычынци,

    Поставылы на стильци,

    На тончасти, прыборчасти,

    На тонэсэньки, билэсэньки скатэрти.

    В субботу жених с боярином, верхами на лошадях, ездят приглашать на свадьбу. Подъезжая к дому, жених отдает свою лошадь «боярину», а сам, с плетью в руках, заходит в дом, кладет по три поклона иконам, хозяину, хозяйке при словах: «просыв батько и маты, и я прошу на хлиб, силь, на свадьбу»; при этом старшему в доме дает «шишку». Проезжая по улицам, жених каждому встречному отвешивает с коня поклон, стараясь это сделать как можно ниже и ловчее. Невеста в этот же день убирает голову цветами, красными лентами, и вместе со старшой «дружкой», которая иногда также убирает голову цветами, отправляется сзывать подруг (девушек). Затем в компании с подругами и «дружкой» невеста обходит с приглашениями на свадьбу всех своих знакомых, сопровождая шествие по улицам пением следующих песен:

    Ой, попэ, попэ, Гордию!

    Нэ звоны рано в нэдилю, —

    Зазвоны рано в суботу —

    Потеряй дружечкам роботу:

    Нэхай ни шьють, ни прядуть,

    А до нашой Марычки в дружкы идуть.

    **************************

    Ой, лэтять галочкы в тры рядочкы,

    А попэрэду зозулэнька...

    Вси галочкы по лугам силы,—

    Зозулэнька на калыни;

    Вси галочкы защебэталы,

    Зозулэнька закувала...

    — Ой, чого куешь, чого жалуешь,

    Сизая зозулэнька?..

    Ой, чи жаль тэбэ червоного лугу,

    Чи червоной калыны?

    — Ой, нэ жаль мэни

    Ни луга, ни червоной калыны.

    А жаль мэни политаньичка,

    Ранняго отдаваньичка:

    Дэ я литаю, дэ я буваю —

    На калыни спочываю...

    Ой, пылы дружечкы в тры рядочкы,

    Марьычка — попэрэду...

    Уси дружечкы по лавках силы,

    Марьычка — на посади...

    Уси дружечкы заспивалы,

    Марьычка заплакала.

    — Ой, чого, Марьычка, плачешь, чого жалуешь?

    Ой, чи жаль тоби батинька свого,

    Чи подвирьячка його?

    — Ой, нэ жаль мэни ни батинька свого,

    Ни подвирьячка його;

    А жаль мэни русой косы,

    И дивоцкой красы.

    **************************

    Ой, крыкнув орэл на Дону,—

    Обизвався Иванько в своему дому:

    «Ой, горэ мэни самому,

    Як бы мэни Марьычку зо мною»

    **************************

    Ой, новая грэбэлька, старый став,

    Шо Иванько Марьычку одиспав,

    Гукав, гукав голосочком,

    Вона нэ чуе:

    «Нэхай вона здоровэнька пэрэночуе,

    Ихатымуть боярэ и сблудять,

    Воны и молодую узбудять»

    **************************

    Ой, зима, зима холодная!

    Чого ты рано лэгла?

    — Нэ сама я лэгла,

    От Бога небесного...

    — Ой, чого, чого, Марьычка,

    Молодою замиж пишла?

    — Нэ сама я пишла,

    Отдав мэнэ батинько...

    Нэ жаль мэни батька старого,

    Ни подвиръячка его,

    А жаль мэни русой косы...

    Та вже лист опав,

    И трава посохла,

    Ужеж мэни молодий пора прийшла.

    **************************

    Шо у суботу рано,

    Та сынэ морэ грало,

    Та Маръычка потопала,

    На вэрх киска та вырынала,

    А свого батинька прохала:

    «Ратуй, ратуй, мий батинько, з моря!

    Буду я вышня твоя».

    — Я нэ буду тэбэ ратуваты,

    Трэба тэбэ за люды отдаты..,

    — А батинько тай до бэрэжечка..,

    — Нэма човна тай вэсэлечка,

    Плыви сюды, мое сэрдэчко...

    Ой, ходыла та Маръычка по крутий гори,

    Забачила сэлэзэнька на тихой води:

    «Плыви, плыви, сэлэзэнько, тихо по води,

    Прибудь, прибудь, мий батинько, тэпэрь и к мэни».

    — Ой, рад бы я, дитя мое, прибудь и к тоби,

    Склэпылыся кари очи, устонькы мои..,

    Посыпано сырой зэмли на рукы мои..,

    Ой, кланяйся, дитя мое, чужий чужини,

    Нэхай дадуть порядочок бидной сироти...

    — Ой, кланялась, мий батинько, нэ раз и три,

    Нихто нэ дае порядочку, як ты.

    (Поется, если невеста сирота).

    Когда невеста с дружками обойдет всех знакомых с приглашением на свадьбу, под конец приходит к свекру. Здесь их угощают, а потом старшая дружка говорит: «староста, панэ пидстароста, благословить молодому князю гильце украсыть».

    — Бог благословит,— отвечают ей. Дружка повторяет тоже самое три раза и каждый раз получает один и тот же ответ.

    Украсив «гильце», привязывают к нему два колоска жита (ржи) и поют:

    Благословы, Боже, Прэчыстый Госпоже!

    И вси святи в хати,

    И отэц, и маты

    Гилэчко се звиты,

    Сей дэнь звэсэлыты.

    **************************

    Як мы своему Иваньку гильце вилы,

    То вси садочкы выходылы.

    Хрыщатэнький барвиночык выщипалы,

    Червоную калыночку выламалы,

    Такы своему Иваньку гильце звилы.

    Нэйдыть, молодыци, до нас гильце виты:

    Совьемо мы самы, яснымы соколамы,

    С чорными галочкамы и с своими дружечкамы.

    **************************

    Славэн вэчир, дивэн вэчир!

    Нэ так славэн, як изряжен.

    За три стины камнянии,

    Четвертая золотая,

    А на тий стини макивочка,

    А на макивци ластивочка,

    Шо вона дие та гниздэчко вье,

    Та рано, рано...

    С чернаго шовку, с билаго ленку,

    Та рано, рано...

    Та вывэла диткы однолиткы,

    Та рано, рано...

    Шо пэрвэ дитятко, молодый Иванько,

    А другэ дитятко, молода Марьычка

    Та рано, рано...

    От свекра невеста с дружками возвращается в свой дом, где их сажают за стол и угощают, а они поют те же песни, что и у свекра. Потом собираются приглашенные, и каждый из них приходит с хлебом. Когда соберутся все приглашенные, невеста с дружками встают из-за стола и выходят во двор, а на их места садятся пришедшие вечерять.

    Тоже самое происходит в доме жениха. После вечери жених набирает «поизд», в состав которого входят: два дружка, два старосты, двое бояр, две «свитылкы» (девушки из родни жениха), две свашки из замужних женщин (молодыц), — и все с музыкою направляются в дом невесты.

    По прибытии «поизда» в дом невесты, гости ее уступают свои места пришедшим и тесть с тещей начинают угощать их. После этого жених, невеста с дружками и вся молодежь отправляются в отдельный дом — справлять «вечеринку», а старики остаются гулять на месте.

    Венчание бывает за неделю или за две раньше празднования свадьбы, или же в воскресенье, после вечеринки. В день венчания жених с боярином идут к невесте в дом, где жених с невестою становятся рядом и, кланяясь родителям, говорят: «благословыть нас до винця».

    — Бог благословит, — отвечают родители.

    Невеста, убранная в цветы, подпоясанная «рушныком», с дружкою, жених с боярином, направляются в церковь к обедне.

    После литургии их венчают. Жених с невестою становятся на платок, под который кладут медную монету (платок и деньги остаются в пользу дьячка). После венчания молодые идут в дом свекра, кланяясь в пояс по три раза каждому встречному. На пороге хаты отец с иконою, а мать с хлебом встречают молодых и благословляют. Молодые входят в комнату, кладут земные поклоны перед иконами, отцу, матери и садятся за стол.

    Боярин садится возле молодого по левой стороне, а дружка — возле молодой по правой. Пообедавши, молодые встают из-за стола и поклонами благодарят родителей и родственников, а затем молодая с дружкою уходят к себе в дом, где их ждут собравшиеся гости. Возле молодого набирается «поизд», состоящий из следующих лиц: старший «дружко» и «пиддружий» (старшие воеводы), два старосты, две «свитылки», две свашки, 3 или 4 боярина. В «поизди» должно быть нечетное число лиц — жениху пары нет. «Свитылки» убирают шашку цветами (васылькамы, гвоздычкамы); к шашке привязывают лентами восковую свечу...

    Потом все, кроме старост, которые садятся «на лави в хати», становятся в сенях. Затем зажигают ту свечу, которая привязана к сабле...

    Дружко, стоя за порогом, берется за конец платка и, подавая другой молодому, говорит: «староста, панэ пидстароста! Благословыть молодого князя за стил завэсты».

    — Бог благословит, — отвечают старосты.

    Тоже самое повторяется три раза. После этого дружко, ударив «палицею» по дверям «навхрэст» три раза, заводит за стол молодого, а за ним входят остальные. Молодого садят на «кожух» (шубу), подосланном вверх шерстью; возле него садятся бояре с правой стороны, а «свитылки» — с левой, далее остальные. Усадив всех, приступают «красыть поизд». Крашение заключается в том, что «свашка» снимает с «гильця» красную ленту, режет ее на кусочки, по числу лиц в «поизди», и говорит: «староста, панэ пидстароста, благословыть сей честной поизд окрасыть».

    — Бог благословит, — отвечают ей.

    Подобное обращение свашки с таким же ответом повторяется три раза. Затем, отобрав у всего «поизда» шапки и платки, свашка пришивает к ним кусочки ленты и, роздавая обратно по принадлежности, держит тарелку, в которую каждый кладет копейку или две. Собранные деньги свашка высыпает молодому за ворот, откуда он скатываются в халяву (голенище).

    В то время, когда «красять поизд» поется следующая песня:

    Нэ стий, сосно, розвивайся!

    Розвий соби сим сот квиток,

    Ще й чотыре...

    Усим боярам по квиточци,

    А Иваньку квитки нэмае.

    На шо ж ему квитка,

    Як у его (имя рек) дивка.

    По окончании процедуры крашения «поизда» бояре запасаются пистолетами и холостыми зарядами, старосты берут паляницы, дружко — борону и шишку, перевязанную красной лентой, чайник с варенухой (мед, переваренный с водою и перцем) и бутылку водки, старосты — также по бутылке и третью для «ворит» (на случай, если их не будут впускать в ворота двора молодой, эту бутылку распивают караулящие у ворот), свашка связывает в узел шишки (для раздачи в доме молодой), «чоботи», платок и другие подарки.

    Затем наряжают «визныку», запряженную парою волов, за «скрынэю» (сундуком) и за «подушкамы».

    Когда все приготовлено к отходу «поизда», дружко дает конец платка молодому и, держась за другой сам, говорит: «староста, панэ пидстароста, благословыть молодого князя в Божу путь повэсты».

    — Бог благословыть.

    Тоже самое повторяется три раза.

    Отец и мать садятся возле стола на «ослон» (скамье), молодой, выйдя из-за стола, кланяется отцу и матери, а дружко говорит:

    «благословыть, батьку, в Божу путь повэсты».

    — Бог благословыть, — отвечает он.

    В это же время «пиддружий» ставит перед пирогом другой «ослон», на нем «дежу» (квашню), а на последней — хлеб (паляныцю), возле «дежи» — ведро воды, обвязанное «рушныком». Мать молодого закутывается с головою в кожух, вывернутый вверх шерстью, берет решето с овсом, орехами и «обсивает» всех идущих за нею вокруг «ослона». Дружко, ведя молодого, ударяет мать по кожуху «палыцею» (палкою)...

    В это время на дворе раздаются выстрелы из пистолетов и пение.

    Ой, колисцем, соничко, колисцем!

    Обсий, матинько, овисцем!

    Шоб наш овисэц рясэн був,

    Шоб наш поизд красэн був.

    Обошедши вокруг «дежи» три раза, мать дает сыну конец платка и, держась сама за другой, ведет его за ворота...

    На дворе снова начинают стрелять и при этом поется:

    Иванька маты родыла,

    Мисяцем обгородыла,

    Соничком попидпиризала,

    В дорожечку выпровожала.

    По дороге, вплоть до двора молодой, продолжается стрельба и пение следующих песен:

    Гусли гудуть, до двору идуть,

    Наряжайся, молодая Марьычка, визьмэм тэбэ!

    — Я ж наряжуся, вас нэ боюся:

    Есть у мэнэ мий батинько,

    Та нэ даст мэнэ...

    Гусли гудуть и в двир идуть,

    Наряжайся...

    — Я ж наряжуся, вас нэ боюся:

    Есть у мэнэ моя матинька,

    Та нэ дасть мэнэ...

    Гусли гудуть и в хату идуть,

    Наряжайся...

    — Я ж наряжуся, вас нэ боюся:

    Есть у мэнэ моя сэстра,

    Та нэ дасть мэнэ...

    Гусли гудуть за стил идуть,

    Наряжайся...

    Есть у мэнэ молодый Иванько, —

    Возьмэ мэнэ...

    **************************

    В тоже время дружки с молодою поют:

    Шо у суботу рано,

    Биглы кони з Дунаю,

    Биглы кони з Дунаю,

    На кониках сидэльця шумлять,

    На кониках сидэльця шумлять,

    На сидэльцях боярэ сидять...

    Як заглянэ Марьычка в виконцэ:

    «Нэнька моя, гости идуть!

    Нэ до тэбэ — до мэнэ,

    Нэ до тэбэ — до мэнэ,

    А по мою русую косу,

    А по мою русую косу,

    По дивыцкую красу»

    — Ой, нэ сиды, Марьычко, нэ сиды!

    Отсунь виконцэ, погляды:

    Чи высоко сонцэ на нэби,

    Чи богато бояр на зэмли,

    Чи хороший Иванько на кони.

    — Ой, хороший, матинько, краще всих!

    Зняв шапочку швыдче всих,

    Та й поклонывся нызче всих.

    **************************

    Ой, за горы столпом дымы...

    То нэ дымы — с конэй пара...

    То ж нэ пара — Иваньковэ войско,

    Иваньковэ войско, чорноморськэ.

    **************************

    Заиржалы кониченькы на крутий гори,

    Говорыла та Марьычка у батинька в двори:

    «Будуть, будуть, нэнька моя, гостынькы до нас,

    Сховай мэнэ, нэнька моя, в комору,

    Шоб нэ взялы ци гостынькы с собою».

    Когда «поизд» подходит ко двору молодой, поют:

    А на зятя-то мэтиль мэтэ, (2-жды)

    Дрибэн дощик идэ:

    Крыйся, зятиньку, крыйся!

    Бобрамы та лысыцямы,

    Братыкамы та сэстрыцямы!

    Выйдэ, матинько, против нас,

    Глянь, матинько, на всих нас,

    Иванько кращий нас.

    **************************

    При приближении «поизда» ворота затворяются, присутствующие во дворе не впускают пришедших в ворота, из «маточины» (ступицы от старого колеса — это импровизированная пушка) бросают (стреляют) в пришедших «килками», бояре отстреливаются из пистолетов, наступая с «поиздом» на ворота. Дружко могарычит стоящих у ворот, тогда впускают только двух дружков, которые входят в хату и, подавая сватам шишку и варенуху, говорят: «Здравствуйте, сваты... нате вам шишку... прыслав наш батько».

    — Здравствуйте, здалэка ишлы?

    Ответствуют сваты: «Та здалэка, сваты».

    — Як то вы здалэка, то найдить им воды, бо воны, може, кобылу лупылы, то трэба побаныть им рукы...

    Тогда наливают им на руки воды по три раза каждому, дают «рушныкы», которыми они, утершись, перевязываются через плечо и выходят во двор, угощают водкой парубков, не впускающих «поизд». Тогда ворота отворяются, «поизд» входит во двор и останавливается перед хатою. Возле порога ставится «ослон», на ослоне — «поляныця» и возле ослона ведро с водою, перевязанное «рушныком». Из хаты выходят два «старосты» со стороны молодой и целуются «навхрэст» со старостами молодого. Теща, «кожухом напявшись», с «корячком» (ковш), в котором вода и овес, подходит к зятю и кланяется ему, а он ей. Старший боярин берет из рук тещи «корец» и, обведя им три раза вокруг пояса молодого, бросает через голову. Брат молодой отбирает у жениха «малахай» (плеть), называемый «конем», а дружко должен выкупить «коня». С этой целью он подносит брату молодой водки, дает шишку, иногда деньги или шарф. Теща выносит в сите подарки, а одна из ее родни кладет на тарелку по подарку и подносит «старостам», свашкам, «свитилкам», «боярам». Потом теща обращается к сватам с вопросом: «А що, сваты, довольни вси подаркамы?» «Ни, нэдовольни... за ким пьем и гуляем, тому и подарка нэма», — отвечают они. Тогда подносят молодому лучший платок, которым молодая в понедельник повязывает себе голову. В то время когда «поизд» стоит у порога, поются песни:

    Пусты, свату, в хату!

    Мы ж тоби нэ докучимо,—

    Посидимо, тай поидэмо,

    И куточки попорожнымо,

    И Марьичку соби возьмэмо.

    **************************

    Ой, доке мы стоятэмо,

    Сыру зэмлю топтатымо

    Червоннымы та чобиткамы

    Золотымы та подкивкамы.

    Ой, дэсь у тэбэ, Иванько!

    Тут родынонькы нэ мае:

    Нихто нэ выйдэ, тай нэ прывитае...

    Вышла тещенька та витае —

    Зять конычэнька торкае:

    Грай, коню, пидо мною,

    Нэ давайся на размову...

    Вышла Марьичка тай витае —

    Иванько коныка спиняе:

    Ой, стань, коню, стань вороный!

    Стань пидо мною, дайся на размову.

    **************************

    Дружки в комнате поют:

    Нэ наступайтэ бояре на наши синэчкы!

    Та на наши синечкы рублэныя,

    Та на нашу горилку куплэную...

    Та нэ мы синэчкы рубылы,

    Та нэ мы горилочку купылы:

    А рубылы синэчкы рублэночкы,

    А купылы горилочку куплэночкы,-

    То Марьичкыны братычкы.

    Когда у порога хаты происходит раздача подарков, молодая с дружками садятся за стол и поют:

    Марьина нэнька, выйшла вона за воритычкы,

    Глянула тай очицамы,

    Встрэпэнула тай ручицамы:

    Ой, Боже, мий Боже!

    Шось до мэнэ за орда идэ?

    Хоче мэнэ тай ограбуваты,

    Хоче у мэнэ соби дитя взяты...

    Ой, ты, зятю, ты мий сыночку!

    Бэры у мэнэ та дитыночку,

    Ще й сэрдэнька половыночку.

    В то время, когда «поизд» входит в сени, староста, держа левой рукой молодого, ударяет палкой, которая находится в правой руке, в двери, «навхрэст», при словах: «Староста, панэ, пидстароста»! Те отвечают ему: «Рады слухать».

    — Благословыть у сей честный дом увэсты, — говорит староста.

    — Бог благословыть, — отвечают ему.

    Просьба старосты и ответ на нее в той же форме выражения повторяются три раза.

    Вместе с тем невеста наклоняется к столу, ее накрывают платком, а дружки поют:

    Нэ наступай, литва!

    Будэ з намы бытва:

    Будэм быты — воюваты

    И Марьички нэ даваты.

    Свашки и «свитилкы» в сенях отвечают тоже песней:

    Ой, мы нэ литвыны,

    Мы отэцьки сыны...

    В тэмнэнький ночи

    Повыдэраем совам очи.

    Возле молодой сажают маленьких детей, из родни ее, с лозинками: (они продают молодую). Дружко подходит к мальчикам и говорит: «Убирайтесь отсюда»! Те, в ответ, поднимают лозинки, намереваясь как бы ударить за дерзость... Дружки поют:

    Братику, нэ лякайся!

    Братику, постарайся!

    Нэ продавай сэстры

    За рубь; за четырэ,

    За два золытые:

    Гроши як полова:

    Сэстра черноброва.

    **************************

    Нэ стий, зятю, за плэчима,

    Нэ лупай очима!

    Заглянь в кышеню,

    Выймы грошей жмэню;

    Та кынь на тарилку

    За таку (имя) дивку.

    **************************

    Ой, казалы люды, сваты богати,

    А они убоги, у ных коны та бэзноги...

    Самы пишкы ишлы, молодого в мишку нэслы,

    А свашок в торбынки,

    Шоб нэ зъилы свинкы,

    Свитылку в котомци,

    Шоб нэ отнялы хлопцы.

    Дружко подкупает детей: дает им по шишке и мелких денег. Когда дети встают из-за стола, дружки поют:

    Ой, татарын, братычек, татарын!

    Та продав сэстрыцю за талэр,

    Русую косоньку за пятак,

    Билое лыченько пишло так.

    Затем молодого обводят вокруг стола и садят возле молодой, которая все это время сидит, нагнувшись, прикрытая платком. Молодой снимает с головы ее платок, берет за плечи и сажает прямо, а дружки поют в это время:

    Ой, нэ сыды, Марьичко, боком!

    Це ж тоби нэ науроком...

    Прысунься блызэнько,

    Колы любышь вирнэнько...

    Ой, нэ сыды, Иванько, боком!

    Це ж тоби нэ науроком...

    Прысунься блызэнько,

    Колы любышь вирнэнько...

    Потом дружко берет у свашки «чоботи» (сапоги) и дает теще. Она говорит: «такых поганых я нэ хочу; у мэнэ дочка гарна, а чоботи погани». Тогда дружко подносит ей чарку водки и вновь предлагает «чоботи», а она опять бракует их. После третьего раза теща теща берет наконец предлагаемые «чоботи». Тестю подносят платок, «борову» (хлеб) и чарку водки. Получивши подарки, тесть и теща благодарят: «спасыби свату и сваси и молодым дитям за подарок». Свашка раздает всем присутствующим принесенные шишки, а, если кому нэ достанет, дружки поют:

    Свашка — нэ липашка:

    Шишок нэ липыла,

    Дружек нэ дарыла...

    Одну злипыла,

    Тай ту сама зъила.

    Сестра молодой или ближайшая родственница отрезает с головы молодой «винок» и пришивает его к шапке молодого, припевая:

    Подай, маты, голку,

    И ныточку шовку, —

    Прышиты квиточку

    С зэлэного барвиночку

    (Прышиты виночек,

    Молодому барвиночек).

    **************************

    Як була я швачка,

    Та отэцька дочка,

    Та по Москви ходыла,

    Шовку покупала,

    Та нэ дорого брала:

    Повтора золотого —

    Князю молодому.

    Пришив «винок» к шапке, сестра молодой, стоя против молодых на «ослоне» (скамье), надевает шапку себе на голову, припевая:

    Ой, глянь, зятиньку, на мэнэ!

    Краще я, свистэнька, от тэбэ!

    Шо на мэни шлычок башлычок —

    Выкынь, зятэньку, пятачок...

    Пятак нэ пятак, грывэн шисть,

    Бо я тоби (кланяется), зятэньку,

    Ридна свисть.

    Когда ей поднесут рюмку водки и шишку, она поет:

    Я на се та нэ дывлюся,

    Я от сего та одвэрнуся:

    До стины очима,

    До зятя плэчима.

    Потом ей подносят подарок, а она, сняв с себя шапку с «винком», надевает ее молодому. Затем следует угощение водкой, а дружки поют:

    У жеж бо мы по нэдили свитонька нэ бачилы,

    Повэдыть танцюваты — бояр разглядаты,

    Чи высоки пидборы,

    Чи нэ крыви у их ногы,

    А бояры полякалыся,

    У солому поховалыся;

    Выглядають из соломы,

    Як мыши из половы.

    По окончании этой песни дружко обращается к старостам с просьбою: «староста, панэ, пидстароста! Благословыть молодых дитэй из-за столу вывэсты». — Бог благословыть, — отвечают дружку; тогда последний, дав молодым конец платка, выводит их из-за стола, а за ними все выходят на двор, где молодые, поклонившись на четыре стороны, веселятся под музыку. В это время бояре кладут на «визныку» из амбара «скрыню», перину, рядно, кожух и прочее приданое молодой. На «скрыни» садятся несколько лиц из родни молодой и везут приданое в дом молодого. Остальные входят со двора в хату и садятся за стол. Затем вносят «коровай» и дружко делит его на части и раздает всем. Раздача каравая сопровождается песней:

    Чи бачишь ты, дружко?

    Шо бояре коровай крадут,

    То в мих, то в кышень —

    Батькови на вэчерю;

    То в мих, то в рукавыци —

    Дивчатам на вэчирныци.

    **************************

    Ой, край, дружко, коровай!

    Старшей дружци шишку дай,

    А як нэ дасы — в бору пэрийму,

    И коня одныму —

    Старшому боярыну подарю.

    Тоби, дружко, нэ дружковаты,

    Тоби, дружко, свины пасты

    С доброю лошакою,

    С черною собакою.

    **************************

    Старший дружко коровай крае

    И назад погладае:

    Сэмэро дитэй мае,

    Уси с кышенямы —

    Коровай забралы.

    «Спод» (нижняя часть) каравая остается музыкантам. Когда поделят каравай, брат молодой расплетает ей косу, а дружки поют:

    Брат сэстрыци косу расплэтае,

    А дэ вин кисныкы подивае?

    Понис на торжок — нэ продав,

    Мэньший сэстрыци даром дав:

    На тоби киснычкы —

    Готовь на вэсну рушнычкы.

    Потом начинается вечеря, во время которой поются следующие песни:

    Брязнулы ложечкамы,

    Сэрэбряными тарилочкамы,

    Иванькова челядь сидае вэчерять,

    Марьичкина челядь сидае вэчерять.

    **************************

    Ой, просыла Марьичка дружечка свого:

    Ой, вэчеряй, дружбоньку, у батька мого,

    Шо ты у мого — одын дэнь,

    А я у твого вэсь тыждэнь,

    А с того тыждня — до року,

    А с того року — до вику.

    Вышла тэща зятя частуваты

    И дочки узнаваты,

    И на вэчирныци посылаты:

    Час тоби та на вэчирныци,

    Дэ гуляють подружкы-сэстрыци...

    — Нэнька моя, та старэнькая!

    Тэпэрь моя та нэволэнька:

    Биля мэнэ мий Иванько сыдыть,

    За билу руку дэржить,

    За рученьку та стискает,

    Гулять мэнэ та нэ пускает.

    **************************

    Чом нэ вэчеряешь, молодый Иванько!

    Шо тэщенька та наварыла;

    Варыла тэща всэ голубята

    Для любого зятя...

    Чом нэ вэчеряешь, молодая Марьичка!

    Шо матынька та наварыла,

    Варыла нэнька та всэ голубочкы

    Для любой дочки.

    Чи надиешься, чи сподиваешься

    На свэкрушину вэчерю,

    Шо свэкруха наварыла?

    У свекрухи вэчеря

    С пэрцем пэчена,

    Слизонькамы прылывата.

    **************************

    Ой, лэтилы голубонькы та гудучи,

    Марьицино дивованье та нэсучи,

    А за нымы та Марьичка плачучи,

    Вона свого батинька просючи:

    Ой, пэриймы, мий батинько, тии голубы!

    Та однымы дивованье на правом крыли...

    — Нэ пэрийму, мое дитя, воны дыки!

    Взялы твое дивованье та на викы!

    **************************

    Слихся соньце до мисяця,

    Та рано, рано...

    Ой, мисяцю, ты, мий соловэйку!

    Нэ зиходь же попэрэд мэнэ,

    Та рано, рано...

    Ты, Марьичка, моя дружинонька,

    Та ранэсэнько.

    **************************

    Даешь мэнэ, мий батиньку, молодую!

    Купы мэни зозулэньку слуговую...

    — На шо тоби, дитя мое, зозулэнька!

    Есть у тэбэ, дитя мое, свэкрушенька...

    Вона сама рано встанэ, тэбэ збудыть,

    Сама пийдэ до сусидок тай осудыть:

    Сонлывэ, дрэмлывэ чуже дитятко,

    Ще сонычко нэ заходыть — спать лягае,

    Як сонычко пидибьетьця — тай проснэтьця.

    — Сусидонькы-голубочкы, нэймить виры!

    Мэла хату, мэла сины, ще й прысинкы,

    Та прынэсла я водыци пры зирныци,

    Поставыла у свитлыци на скамьици.

    **************************

    Думай, думай та Марьичко,

    Думай та гадай:

    Брэсты тоби дви риченькы,

    А трэтий Дунай

    — Пэрэбрэду дви риченькы,

    А Дунаю нит,

    А забула дивуванье,

    А батинька нит.

    **************************

    Ой, сухее та дэрэво хыляетця,

    Покырлэвэ та дитятко кланяетця;

    Ой, кланяйся, дитя мое, ридному дядьку!

    Нэхай дае порадоньку, як батьку...

    Ой, кланяйся, дитя мое, чужий чужини,

    Нэхай дае порадоньку бидной сироти.

    Ой, кланялась, мий батинько, нэ раз и нэ два,

    Та нэ дае порадоньки чужая чужина.

    **************************

    Ой, шо тоби та, Марьичка, будэ?

    Як пийдэшь ты миж чужии люды.

    А там усэ нэ по нашому,

    А там усэ по татарьскому:

    Шо сниданье — пидобиданье,

    Обиданье та у полудэнь,

    А полудэнь та у вэчерю,

    А вэчеря та у пивночи,

    Выплакала свои кари очи.

    За ужином и после ужина со стороны молодого и молодой изощряются в остротах следующего характера:

    Илы, дружечкы, илы —

    Пив голубця зъилы;

    На столи вси крыхоткы,

    Пид столом вси кисточкы.

    **************************

    Дружки отвечают:

    Илы, бояре, илы —

    Цилого вола зъилы,

    На столи вси крышечкы поилы,

    Пид столом вси кисточкы.

    **************************

    Пид столом калюжа,

    Там свыня загрузла,

    Сталы дружкы свыню вытягать,

    Пид хвист йи цилувать.

    **************************

    Дружки боярам:

    Старший боярин, як болван,

    Вытрищив очи, як баран,

    А на ему свыта соломою шита,

    Лычком пидпиризався —

    В бояре пробрався.

    Свашки и свитилки дружкам:

    Старшая дружка цицята,

    Цицькою порося убыла,

    Вэрэтэном розчиныла,

    На животи осмолыла.

    **************************

    Дружки свашкам и свитилкам:

    Старша свитылка красна,

    Та на ий кохта рясна,

    Помиж тимы рясныцямы

    Сидять воши копыцямы...

    Вы, боярэ. нэ гуляйтэ — воши обырайтэ.

    Или:

    На печи пляшка стояла,

    В пляшку кишка насцяла,

    Подайтэ пляшку

    Почестовать свашку.

    **************************

    Свитылка — шпылька пры стини,

    На нэй сорочка нэ йи

    — Брэшитэ, дружечкы,

    Як сучкы.

    **************************

    Мыр мыром.

    Пырогы с сыром...

    Давайтэ помырымось.

    После вечери молодая подносит всем по чарке водки, отец берет икону, которою благословляет молодых отдает им, а они кланяются отцу и матери. Тогда теща, дав конец платка молодым, выводит их из хаты до ворот; вслед поют:

    Ой, спасыби тоби, матынько!

    За твое коханьячко,

    Шо ты мэнэ кохала,

    Я важкого дила нэ знала,

    Тилькы знала хату вымэсты,

    Та смитячко вынэсты,

    Та по дворочку, як по виночку походыты.

    **************************

    Сидай, Марьичка, на возочки

    И покыдай батькови норовочкы...

    Шо пэрвые норовочкы — парубочкы,

    А другие норовочкы — вэчирнычкы,

    А трэтэ игрыще —

    Биля тэбэ нагаечка засвыще..

    **************************

    У Иваньки ворота упалы,

    А у (фамилия тестя) дочку укралы:

    Нэ кажитэ никому,

    Повэзэм до дому...

    А по дорози васылычкы порослы,

    А туда нашу Марьичку повэлы.

    **************************

    Мать молодой поет гостям:

    Ой, посидить вы, гостинькы, посидить!

    Вы ж йи гостынчика пидождыть:

    Як будэ житний —

    Прышлють нам;

    Як будэ яшний —

    Будэ вам.

    **************************

    Возле ворот свекра, в ожидании молодых, разводят огонь. Дружко подводит их к пламени и, перепрыгивая через пламя, говорит: скакайте за мною через огонь. Вслед за ним, взявшись за концы платка, перепрыгивают и молодые, а дружко продолжает: «Нэхай всэ лыхо остаеться на огни». Приближаясь к хате, все поют:

    Выйдэ, маты, з виком,

    Та даруй дитэй виком:

    Пэрвого рожденого (имя молодого)

    Другого сужденого...

    Ой, як мэни нэ радиты,

    Шо у мэнэ свои диты,

    Шо я сынка годувала —

    Нэвисточки дожидала.

    **************************

    Отец с хлебом, мать «з виком» (крышка от дежи) и житом в руках встречают молодых, и мать сыплет им за ворот жито, а ей поют:

    Ой, матынько, утко!

    Ворочайся хутко...

    Тоби, маты, нэ журытыся!

    Тоби, маты, вэсэлытыся!

    Тоби, маты, хаты нэ топыты!

    Тоби, маты, дежи нэ мисыты!

    Тоби, маты, хаты нэ мэсты!

    Тилько порядочек вэсты

    — Як мэла тай мэтыму

    И порядочек вэстыму.

    **************************

    Когда все войдут в хату, свекор принимает от молодых икону (благословение) и, обведя их вокруг стола, садит на кожух, подосланном вверх шерстью. Затем, покрыв ладонь правой руки платком (платок — символ богатства), он берет, таким образом, по чарке водки и подносит на ладони, покрытой платком, новобрачным, при словах: «пийтэ, диты, на здоровье». Другим же гостям подносит без платка. «Пидружий» и свашки выходят слать молодым брачное ложе. Молодой угощает бояр, целуясь с каждым. Когда старшему дружку доложат, что брачное ложе для молодых готово, он говорит: «староста, панэ, пидстароста, дозвольтэ молодых из-за столу вывэсты».

    — Бог благословит.

    Ту же самую просьбу и ответ повторяют три раза.

    С уходом молодых свекор и свекруха занимают их места за столом, берут по графину водки и угощают гостей. Когда молодые войдут в особую хату, невесту раздевают наголо, снимают даже «намисти» (монисты) и серьги и надевают совершенно чистое белье и расчесывают голову. Все это делается для того, чтобы не было обмана, так как иногда случается, что молодая, потерявшая раньше девственность, прячет в маленьком пузырьке свежей крови какого-либо животного или птицы и когда нужно обрызгивает ею надетую рубашку. Затем невеста разувает молодого, а свашки в то время приговаривают: «труси, чи богато грошей упадэ из чобот; якшо е, то и правь, а як нэма, то бий халявою (голенищем), шо нэма и плати, шо ты разувала».

    Оставив молодых все уходят до батька, где продолжается гулянье. Как только молодой выстрелит из пистолета, по этому сигналу к ним входят старший дружко и старшая свашка; осмотрев, что следует, призывают свашек и родственников новобрачной.

    Если молодая оказалась «нечестной», то ее ставят у печи и надевают на голову чепчик, и если она сбрасывает его, то ей вновь надевают чепец на голову. На родных молодой для позора надевают соломенные хомуты; те также сопротивляются, и нередко такие оскорбления чести кончаются всеобщей свалкой. Если же молодая оказалась «честной», то освидетельствованную сорочку кладут ей на голову, а она поет:

    Ой, нэ бийся, матинько, нэ бийся!

    У червонии чобиточкы обуйся,

    Топчи ворогив пид пяты,

    Нэхай воны пэрэстануть брэхаты...

    Ой, казалы вороженькы-люды,

    Шо наша Марьичка нэдобрая будэ..

    Ой, спасыби тай морозови,

    Шо нэ поморозыв калынонькы,

    Ни высокой, ни нызэнькой...

    Ой, спасыби тоби, Марьичко!

    Шо нэ гнивыла свого родонька,

    Ни блызэнького, ни далэкого.

    Все присутствующие в комнате новобрачных поют:

    Такий, такий журавэль!

    Такий, такий молодый!

    Такий, такий дыблэ,

    Конопэлькы щиплэ...

    Потом несут отцу и матери жениха шишку, перевязанную красною лентою и все поют «журавля», танцуют, кто на полу, кто, взобравшись на лавку, на скамью, — словом: идет какое-то бесшабашное, до одурения веселье. Свекор продолжает «частувать» и при этом поется следующее:

    Старосты ж, мои старосты!

    Ой. дождалы ж вы радости,

    Пид житним стогом сидючи,

    Одын на одного глядючи.

    **************************

    Тут наша родына,

    Тут нам заробыла, —

    Питы и исты

    И за столом систы.

    Дружки собираются с радостными вестями до тестя и берут с собою графин водки и «шишку», перевязанную красною лентою. Войдя в хату тестя, говорят:

    «кланяються сват и сваха и диты — хлибом, силью и покрасою». «Спасыби за се, прошу покорно за стил». Все садятся за стол и поют песни и распивают графин принесенной водки. Дружки о тестя возвращаются также с графином водки и шишкою и придя к свекру, говорят: «кланялся сват и сваха — хлибом и силью вам, тату». «Спасыби, диты, за ваши труды, шо и мэни поклон прынэслы од свата». Вновь начинается пир, продолжающийся до утра. На рассвете в понедельник боярин надевает на вилы «попэрэднык» молодой, взлезает на крышу и, встремив вилы с попередником в гребень крыши, возле «дымаря» (трубы), стреляет во все стороны из пистолета. Он остается на крыше до тех пор, пока зять не приведет тещу к свекру.

    «Дружко» и «подружий» встают также, как и боярин, рано, будят молодую и говорят: «иды батькови и матэри воды подасы». Она несет свекру и свекрухи умыться, дает своим «рушныком» утереться и, поклонившись по три раза в пояс, ввязывает им в петельки рубашек по куску красной ленты и целует всех в хате. «Рушнык» же, которым утирались свекор и свекруха, молодая вешает на иконах.

    Потом собираются гости...

    Молодой с двумя дружками, перевязанные на правой руке красными лентами, вместе с музыкантами идут к тестю. Пробыв у него некоторое время, молодой просит его и тещу: «Прошу Бога и вас, ходыть до нас». Тогда все начинают собираться в гости к молодому: тесть с хлебом, брат молодой с караваем, обернутым скатертью, а теща, обув полученные «чоботы» припевает:

    Оце ти чоботы, шо зять дав,

    А за тии чоботы дочку взяв и т.д.

    Музыка гремит, а зять ведет тещу под руки и поет:

    Ой, зять тэщу вэдэ

    Та попэрэду сэбэ,

    И с «кылыма» (ковра) на кылым,

    И на червону кытайку,

    За дочку коханку.

    В понедельник же у тестя поют:

    Ой, в понэдилок рано

    Батько дочку клыче:

    Иды ж, доню, та до домоньку,

    Погляды ж мою головоньку...

    Ой, погляжу ж я, мий батиньку!

    Ой, погляжу ж я, мий риднэнькый,

    Нэ тоби, а свэкору.

    **************************

    Дорогою, идя к свекру, поют следующую песню:

    Ой, мэтэна, дорожинька, мэтэна!

    Туды наша Марьичка вэдэна,

    Ой, мэтэна, дорожинька, дэркачем, —

    Увэдэна Марьичка с панычем.

    На пороге хаты свекор встречает тестя и тещу словами: «прошу Бога и вас, зайдыть до мэнэ в хату». Когда они войдут в хату, теща накрывает стол своим «настольныком» и кладет принесенный каравай. Начинается «частуванье» и раздача подарков от тестя и тещи: свекру дают шитую сорочку, свекрухе - платье; надевши подарки, они подвязываются «пэрэвэслом» (бичевою из сена или соломы). Музыка играет, а тесть с тещей просят: «а ну, свату, потанцюйтэ с свахою.. чи так гарно вы танцюетэ в новому подарци, шо получили за новою нэвисткою, та и поцилуйтэсь»...

    Исполнив эту просьбу, свекор говорит: «спасыби свату и сваси за подаркы»..

    — Я думаю, сваты, выпьем за подаркы, — спрашивает свекор.

    — Та вжеж, свату, поднэсэш, то и нэ откажемо, — отвечает тесть.

    Зовут молодых, которым дают по тарелке в руки. Дружко берет графин, а «подружий» — другой, первый наливает чарку молодому, а второй — молодой, и все это новобрачные подносят прежде тестю, который берет чарку от зятя со словами: «дарую вас, диты, счастьем и здоровьем, и виком довгым, и разумом добрым; Бога нэ забувайтэ... и батька, и матэри нэ оставляйтэ.. и добрых людэй — и дарую вам корову» (или что другое, по состоянию). Молодые за каждым его словом кланяются. Выпив рюмку от зятя, тесть берет другую от дочери и читает ей наставление: «дочку, чула, шо я казав (имя зятя) то и тоби... нэ забувай Бога и батька, и матэри, и добрых людэй, и Бог вас нэ забудэ».. Потом подносят водку теще от зятя дочери и затем всем гостям, и каждый дарит молодых, чем может.

    Один из присуствующий на свадьбе изображает из себя «пысаря»; в руках у него, вместо пера, бабий рогач, которым он на потолку обозначает особыми знаками то, что дарят молодым. Некоторые отпускают к этому случаю подходящие шутки, например: «дарую тоби (говорят молодому) пару волив и з возом — волы купишь, а на службу пидэш за Кубань, там и виз зробыш», или «дарую тоби коня, шо по полю гоня, як пиймаешь, так твий будэ»; другой говорит: «дарую тоби уздэчку на того коня, шо по полю гоня»...

    После обхода гостей с чарками, начинается обед. Подают сперва борщ с бараниной, потом «лапшу» с бараниной, жаркое и пироги. По окончании обеда, свекор обращается к гостям: «Прошу, звиняйтэ и нэ осудытэ, чим богаты, тым и рады, прошу, нэ прогнивайтэсь». Тесть с тещей и своими гостями уходят, а за стол садятся другие гости, что были «в лагери», т.е. не присутствовали на обеде. Свекор и свекруха садятся на «покути», возле них ближайшие родственники и, далее, гости. Молодые вновь берут по тарелке с чарками; дружко опять наливает молодому, а подружий — чарку молодой, и продолжается та же церемония, с теми же наставлениями новобрачным от свекра, с теми же подарками на новоселье молодым. По окончании выпивки от молодых дружко ставит молодых рядом и говорит им: «поклоныться батькови и матэри, и всим добрым людям на вси четыре стороны». Молодые кланяются прежде иконам, а потом родителям, которые тотчас встают из-за стола, а гостям подают обед. После обеда гости изъявляют свою благодарность в следующих выражениях «спасыби, батькови и матэри, шо нас попросылы и два дни прокормылы». Затем дружко просит всех к себе: «прошу ж Бога и тэбэ, батьку, и тэбэ, мамо! Ходыть и мэнэ одвидаем». Все гости, в том числе и новобрачные, идут к дружку, а от него молодые возвращаются домой, а остальные отправляются к «пидружему»; на другой день, т.е. во вторник идут к другим родственникам, и так вплоть до самой субботы, пока не обойдут всех гулявших на свадьбе. По окончании свадьбы, в субботу или в воскресенье новобрачные идут в гости до тестя на «побалачины». Тесть сзывает близких родных и завершает свадьбу последним гуляньем.

    Петр Кирилов


    (эта книга доступна в формате FB2 для скачивания на этом сайте)



    (добавляйте на kubanofan@gmail.com)
    головнакуб-русрус-кубкуб-адыгкуб-армчастушкыкубанцыкубанцы-2кубанцы-3кубанцы-4гуморгумор-2гумор-3гумор-4гумор-5прымовкыпрымовкы-2прымовкы-3прымовкы-4прымовкы-5тостыдумкыкинотравныкдобри сайтытэксты писэньграматыкакухняцикаво-1цикаво-2слэнгспорткоротэнькоукраинизмыстаровынапобрэхэнькыВоронович Н.В.Щербина Ф.А.гэографияпогоныскороговоркыпрыкмэтыдаты - колядкына мобилкуфутболкитэкстызброяКирилов ПетрстыхыФилимонов А. П.флора-фаунамультыимэналыстызакачкыказкыигрыдобри сайты-2Трушнович А.Р.сэнрюМова В.С.Бигдай А.Д.Попко И.Д.Первенцев А. А.Короленко П.П.Кухаренко Я.Г.Серафимович А.С.Канивецкий Н.Н.Пивень А.Е.Радченко В.Г.Жарко Я.В.Дикарев М.А.