КУБАНЬСКА БАЛАЧКА — ЖИВА, ЦВИТУЧА ТА МОДНА



  • главная
  • бал.-рус.
  • рус.-бал.
  • бал.-адыг.
  • бал.-арм.
  • уникальные слова
  • сленг
  • старовына
  • частушки
  • юмор
  • юмор-2
  • юмор-3
  • юмор-4
  • юмор-5
  • поговорки (А-Ж)
  • поговорки (З-Н)
  • поговорки (Н-С)
  • поговорки (С-Щ)
  • поговорки (Э-Я)
  • тосты
  • кино
  • травник
  • ссылки на сайты
  • ссылки на сайты-2
  • тексты песен
  • кухня
  • побрехеньки
  • скороговорки
  • приметы
  • колядки
  • тексты
  • стихи
  • мульты и игры
  • списки
  • закачки
  • сказки
  • Горб-Кубанский Ф.И.
  • Гейман А.А.
  • Доброскок Г.В.
  • Курганский В.П.
  • Лях А.П.
  • Яков Мышковский
  • Варавва И.Ф.
  • Кокунько П.И.
  • Кирилов Петр
  • Концевич Г.М.
  • Мащенко С.М.
  • Мигрин И.И.
  • Воронов Н.
  • Золотаренко В.Ф.
  • Бигдай А.Д.
  • Попко И.Д.
  • Мова В.С.
  • Первенцев А.А.
  • Скубани И.К.
  • Кухаренко Я.Г.
  • Серафимович А.С.
  • Канивецкий Н.Н.
  • Пивень А.Е.
  • Радченко В.Г.
  • Трушнович А.Р.
  • Филимонов А.П.
  • Щербина Ф.А.
  • Воронович Н.В.
  • Жарко Я.В.
  • Дикарев М.А.
  • Руденко А.В.

  • Мова Василий Семенович (Лиманский)


  • На прогулянках
  • Ой, выхожу уночи я на дорогу
  • Пид хатою
  • Домашний спивачки
  • Тры дэрэвыны
  • До зэмлякив-роботяг
  • На голгофти
  • Урывок
  • З альбому Х.Д. Алчевской
  • И бачу я тоди широкэ сыне морэ
  • Надколысна писня
  • Малюнкы з натуры

  • На прогулянках

    Мова В.С.
    г.Ейск 1884г.

    I.
    Зачарованый лэжу я
    Пид бэрэзамы край гаю;
    Витэрэц мэнэ цилуе,
    Шум бэрэз мэнэ впэщае.
    Ни хмарыночкы нэмае
    В нэби ясным и прывитным;
    Воно зэмлю обиймае
    Звидусиль шатром блакытным;
    Погляд тонэ у просторах,
    Шо сыниють в сяйви дня,
    И аж дух ростэ угору —
    Шо за шир и глыбыня!

    Ни хмарыночкы нэмае
    В нэби ясным и прывитным;
    Воно зэмлю обиймае
    Звидусиль шатром блакытным,
    А зэмля — скорбот осэля,
    правды и воли арэштарня!
    А зэмля — тисна пустэля,
    Чи мэртвуща буцегарня!
    Дух тут гынэ од тисноты,
    Думка людская в кайданах!
    Гыну и я тут од нудоты,
    Трачу цвит надий коханых!

    И задуманый лэжу я
    Пид бэрэзамы край гаю;
    Витэрэц мэнэ цилуе,
    Шум бэрэз мэнэ впэщае.
    А из сэрца жаль зрынае
    И нэвдоволэни бажання:
    И мэни вже докучае
    И тыхэ витра цилування;
    И ласкавый лыстя шум
    Замисть щастя-мылування
    Наганяе тилькы сум,
    Вытыска з грудэй зидхання.


    Ой, выхожу уночи я на дорогу

    (пэрэвод Лермонтова М.Ю. балачкою)

    Ой, выхожу уночи я на дорогу, —
    Кризь имлу блыщить вона чудовно;
    Нич мовчить, пустэля слуха Бога,
    И зирка з зиркою бэсидують бэзмовно.

    В нэбэсах вэлычнисть и пышнота,
    И зэмля в блакытним сяйви спыть...
    Та чого ж мэни в души така нудота?
    Чи я жду чого, чи жаль в души брыныть?

    Гэй ничого вже на свити сим ны жду я,
    И за прошлым я ни трохы ны шкодую:
    Тилькы воли та спокою рад бы я зажить,
    Радый бы заснуты и спочить.

    Та ны тым спокоем замэртвилым
    Я б бажав зайты у забуття,
    А шоб сылы у души брынилы,
    И хытало груды шоб життя.

    И шоб дэнь и нич, люликаючи мэнэ,
    Гарный голос чийсь про любощи спивав,
    И шоб дуб из вику в вик зэлэный,
    Шелэстив мэни и виттям ковыляв...


    Пид хатою

    Ейск 1878-89гг.

    В хмарах, на пивнич лэтючих,
    Мисяц блыскучий ныряе:
    То порынае вин в тучи,
    То на блакыт вырынае.
    Мисяцю ясный, блыскучий!
    Сэрцем з тобою я маюсь:
    Вкупи зныкаю у тучи,
    Вкупи и из хмар выбываюсь.
    Образ твий чистый и ясный
    Сэрця надию ввыжае:
    В хмарах, як ты, вона гаснэ,
    З хмар, як и ты, выныкае.

    В хмарах, на пивнич лэтючих,
    Мисяц зусыльно ныряе
    Дляеться в тэмных вин тучах
    И, вырнувши, знов порынае...
    Ось вэлычезная туча
    Пащу до його простэрла...
    Стыснулось сэрце болюче —
    Мисяца туча пожерла!
    Мряка на зэмлю упала,
    Мисяца ж бильш нэ диждаты!..
    Тэмно и на сэрдэньку стало...
    Час мэни, мабудь, до хаты!



    Домашний спивачки

    1864-65гг.

    Гарно спиваеш ты, любо дивчино!
    Спив твий из сэрця лыбонь вырынае,
    Бо в мое сэрце, як струмок, вин рынэ,
    Тыхою втихою душу сповняе.

    В спиви бажання палкийи вчуваються,
    Гарнийи надии, препышно цвитучийи,
    Чуеться и плач, шо всэ тэ нэ збуваеться,
    Чуеться сэрце, за долю трэмтючее.

    Чуються и згукы молэбни, благаючи;
    Чутно на долю гирку нарикання,
    Чутно тужбу про лита проминаючи,
    Чутно про щастя нэзбутнэ рыдання...

    Гарно та й дуже писэнь ты спиваеш!
    Любую тугу мэни надаеш ты;
    Сэрця ты сльозы лыбонь вылываеш,
    Пэрлы души выявляеш до рэшты.

    Ой, нэ плач, нэ плач дивчино,
    Изнэчевья чи з пустоты;
    Ще настанэ та годына,
    Шо налачешся з скорботы...

    Смийсь, шоб сэрдэнько радило,
    Покы е чого радиты,
    Покы горэ ще нэ вспило
    Втихы жизни подолиты.

    Повэртай и лыхо в шутку,
    Покы здибнисть смиху маеш,
    Бо, зазнавши вдосталь смутку,
    Вже смиятысь нэ здолаеш!..



    Тры дэрэвыны

    1874г.

    Зымою у купци на краю долыны
    Стоять на узлисси аж тры дэрэвыны.

    И пэрва в тий купци — высока сосна,
    Що самэ узымку зэлэна и рясна.
    Про литэчко яснэ сосныни байдуже, —
    Тоди вона жовта, сумна и нэдюжа.

    И друга в тий купци стоить дэрэвына —
    Гнучка та высока тополя-раина.
    Й лыстячко витром холодным обдуто,
    И витонькы голи у крыгу окуто,
    И думка одна й ны сходыть з ума:
    Колы то минэться лыхая зыма?
    Колы то вэснянэ живуще тэпло
    Увильныть од крыгы йи виты и стэбло,
    Так щедро одягнэ у лыстя ряснэ,
    Зэлэнэ та нижнэ, хороше, яснэ?
    Колы то в розкошах красою засяе,
    Уклонамы витра з тэплом прывитае,
    Тонкым вэрховиттям у нэби заграе,
    И писля нэгоды, страждання и сну
    Вона засоромыть красою сосну?..

    И трэтя в тий купци стоить дэрэвына —
    Розложиста, била, ярка бэрэзына.
    Та голии виты, у крыгу закути,
    Дарэмно урозтич тэпэр зазипнути,
    И гордого шуму од нэи ныма —
    Заципыла рот й лыхая зыма!
    И жалибно стогнэ и бьеться вона:
    Колы то настанэ вэсэла вэсна
    Из промэнэм ясным, з живущим тэплом,
    И одягнэ й виты трэмтячим лыстом,
    И гордо вона их по витру розбросыть,
    И шумом сэрдытым лисы оголосыть,
    И горду пихоту сосныны порушить,
    И гомин сосновый забье и заглушить.
    ...............................................................
    Та й ще далэко живуща вэсна —
    И гордо пануе зэлэна сосна,
    И сумно куняе тополя-раина,
    И рвэться та стогнэ ярка бэрэзына!



    Усть-Лаба
    1873г.

    До зэмлякив-роботяг

    Як у пустыни нэплодющий,
    На смэрть пид скваром прырэчений,
    Холодный струмочок живущий
    Кризь грунт, у каминь запэченый,
    Пробьеться свижим джерелом
    И видживыть усэ кругом,
    То так ся кныжка дорогая
    У нашому нимому краю,
    Пробывшися на Божий свит
    Черэз цензуры тяжкый гнит,
    И всяки инши пэрэшкоды,
    Живыть в нэволи впалый дух
    Усих прыхыльныкив народу
    И выклыка в их сэрци рух,
    До праци, свитла и слободы.

    Хвала ж тэбэ, поэтэ ридный,
    Кубани-нэнькы вирный сын.
    В литэратури наший бидний
    Любонь працуеш сам одын,
    Бо бильш ничого и ны чуты...
    Працюй же й дали, наш славутэ,
    На пэрэшкоды ны вважай
    И слабших духом подсмиляй!



    до 1887г.

    На голгофти

    Вин лэдвэ хрэст важкый донис
    И став, схылывшися з нэсылы, —
    Каты тоди той хрэст взялы,
    Глыбоко в зэмлю устромылы,
    Одэжу вбогую воны
    Знялы нэчистымы рукамы
    И його, святого, до хрэста
    Прыбылы острымы гвиздкамы.
    Зализэ острэ в тило йдэ
    И кров свята из ран стикае,—
    В його ж очах любов одна,
    Любов вэлыкая сияе!

    И ось, прыбылы на хрэсти...
    Смиються з Нього и глузують,—
    Та вин нэ бачить вже того
    И своих мук Вин мов нэ чуе.
    У Нього думка всэ одна:
    Про вбогых думка и бэзщасных,
    У Нього в сэрци всэ вона,
    Николы в Ньому нэ погаснэ...
    Вона горыть, вона живэ,
    Усю истоту обнимае!
    И знов в Учитэля в очах
    Святый вогонь горыть, палае.

    Кризь мукы лютии свои
    Життя вин згадуе мынулэ,
    И всэ являеться души,—
    Нищо у нэйи нэ заснуло.
    Пэрэд очима устають
    Народни товпыща круг Нього:
    То душу змучену прынис
    Народ — и слова ждэ святого.
    Вин каже им, навчае их,
    Любытысь щиро миж собою,
    И кождэ дило освятыть
    Любовью братньою святою.

    И тым вэлыкым щирым словом
    Вин пиднима поныклый люд,
    И, повни вирою бэз краю,
    Уси за Вчитэлэм идуть...
    А там лукави фарысэи
    Та ихни кавэрзы. — И ось
    Нэвынно кутому в кайданы
    Святому статы довэлось
    Пэрэд своими ворогамы,
    И хрэст вэлыкый понэсты
    И муку вытэрпить вэлыку
    За слово, за дила святи!

    Вин чуе: мука обнимае...
    Вин чуе: в Ньому всэ горыть...
    И лэдвэ чутно вин Вин благае
    Катив запэклых: "Дайтэ пыть!"
    Жажда пэче, смэртэльна мука
    Йому всэ сэрце разрыва,
    И доли хылыться святая
    В винку тэрновым голова.
    В останний раз на свит Вин глянув
    И на людэй, шо так любыв,
    И вмэр святый, и пэрэд смэртю
    Простыв своих вин ворогив.

    Лышив сэй свит, людэй покынув
    Своих убогых та малых —
    Святи уста нэ заговорять:
    Их голос вже замэр, затых...
    Замэр та Слово нэ вмирае,
    Його тэ слово всэ живэ,
    И до святого дила правды
    Людэй воно шочасно звэ.
    И годына прыйдэ — тэе слово
    Знов запануе — и любов
    Знов свит споганэный обновыть
    И бэзсылым сылы дасть изнов!



    Урывок

    И бачу я тоди широкэ сынэ морэ —
    Клэкоче глыбыня и стогнэ и рывэ,
    И хвыли пиняви збигаються, як горы,—
    И гурт човнив по мори тим плывэ;
    И дружно козакы на вэсла налягають,
    И кожний пину бье, и кожний хвылю рвэ...
    Лютуе, стогнэ морэ, з рэбэр их скыдае,
    И пиною, скаженэ мов, им очи забывае —
    Я чую голос их... я бачу — потопають!..

    З альбому Х.Д. Алчевской

    И я кохаю вас, голубко,
    Та нэ за очи и нэ за губкы,
    Не за прынады заласни,
    До инших манять и вви сни,
    Не як мэту свого жадання,
    Таемных мрий и погадання,
    А як народу свого жинку,
    Прывитну и щиру украинку.

    Кохаю, пани, вас за тэ я,
    Шо сэрце ваше золотэе
    З народным сэрцем ривно бьеться,
    Од його радощив смиеться,
    Його уразамы болыть,
    Його жадобою горыть
    И кажный шепит його чуе...

    Кохаю, пани, вас за тэ,
    Шо всэ, шо людови святэ —
    Його одвичнийи надии,
    Його святи и чисти мрии
    Умисти и вашийи...




    Малюнкы з натуры

    (З нотаткы слидчого судди)

    Творы

    Мюнхен, 1968г.

    На початку симдэсятых рокив довэлось мэни служыть слидчим суддэю в надкубаньский краини, як раз на граныци Чорномории з Линиею. Краина та багата на душогубства, розбышацтва, грабункы та злодийства, бо розлэдащили з нужды козакы-пэрэсэлэнци та хижакувати з натуры черкэсы, нэ маючи пожывы у вбогий закубаньский краини, бэзпэрэстанку прокрадаються и впадають жывосылом на Чорноморию и Линию и роблять людям шкоду, а слидчому судди завдають бэзпэрэстанну роботу. Тилькы тры рокы працював я на тий слидчеський служби, а напрыкрылась вона мэни аж надто. Нэ маеш було видпочинку ни на годыну, робыш нэ покладаючи рук. А як выбижиш из своей рэзыдэнцыи на якэ «произшестя», то вже скоро додому нэ вэрнэшся, бо нэ волиеш захопыть гарячих слидств по одний справи, як уже тоби и нова робота наспила: або вбыто кого, або замордовано махамэцькым звычаем, або пограбовано, — то й бигаеш з одного кутка своей округи в другый вэрстов за сорок, за пьятдэсят, або и за сто вэрстов, и скризь тоби клопоты, скризь тоби робота.

    Така бэзпэрэстанна вовтузня з злочинствамы та злочинцямы, зусыльна физычна праця, клопоты бэз кинця и краю — усэ тэ дие на твою душу якось гнитучо, навить ожорсточае тэбэ. Алэ нэ можна запэрэчить, шо з другого боку слидчеська праця мае на чоловика и благэ дийство: вона зазнакомлюе його з выворотом народного жыття, помагае спизнать хмуру, ганэбну та нэпрыялэчу його сторону. Якым бы идэалистом нэ був слидуватэль, а попрацювавшись до ладу килька рокив, знэхотя почуеться, шо вэлыка частына рожевой полуды в його поглядах на народ и народнэ жыття кудысь видпала, затинывшися поволокою зовсим хмурою. Замисть чеснот и всякых инших сымпатычных прояв народного духа на кожному ступни зустринэ вин злэдащилисть, розпуствю, ганэбни похопы та потяги, зроджени и розплоджени нуждою, лыхом та тэмнотою — наслидком лэдачого суспильного строю.

    Алэ черэз тэ ще выдатнишимы и гарнишимы здаються справжни народни чесноты, — ти вэлыко-сымпатычни власности людського духа, яки выявляються в одризных трапунках, а такых трапункив тэж багацько. Взагали кожному, хто попрацюе на такий посади, як слидчеська, народ з його жыттям освитляеться зовсим иншим свитлом — мэнче б мистым, алэ бильше натуральным — и такым чином погляд його набырае бильше рэальности. Алэ на сьому нэ кинчаеться благэ дийство слидчеськой праци: вона збагачае фактамы народного жыття, справжнимы, бэзпэрэчнымы фактамы. Нэ можна и уявыть соби, скилькы людэй з особыстымы вдачамы, скилькы моральных образив пэрэсунэться и пэрэмыгнэ пэрэд очима слидчого судди. Для здибного кунштаря то був бы матэриял вэлычезный и высокой вартости, алэ, на жаль, у наших краинах слидчому судди, хоча б и нэбэзкэбэтному, нэ до кунштарного малювання.

    Увэсь час його затрачуеться на чисто судовый, юрыдычный розслид; вин цилком мусыть зосэрэдытыся на тий сухий роботи, та й та робота вэдэться похапцем, нашвыдку: абы-абы хоч трохы освитлылось злочинство, выявывся злочинэць, вдовиднылася його вынуватисть, то мэрщий и кыдаеться справа в суд, як скорохвацько спряженый блынэць на скорохвацьку йижу. Такэ самэ було и мое становыще. Тилькы колы-нэ-колы, замисть видпочинку, заносыв я в нотатку дэяки явыща з того жыття, шо обнагочалося пэрэдо мною, и рэгулював блидэньки нарысы дэякых образив.

    И, пэрэглядаючи тэпэр лысткы старой нотатки, пэрэймаюся жывым жалэм: так мало захоплэно в их цикавого, характэрного, та й тэ, шо захоплэно, зазначенэ так лэгэнько, ридэнько, мляво... Рахувалось, бачтэ, шо подробыци збэрэже памьять, алэ з того часу у памьяти пэрэтряслося стилькы всякого грумызду, всякого хабузу та хамла з людського побуту, шо досконально прыгадать ти подробыци и видновыть до ладу образы — нэ сыла. Алэ, нэ рахуючи на квалификацию выдатного кунштаря, зважывся я от подать до друку килька блидэнькых нарысив з такою надиею, шо шановни читачи, вырикаючи свий засуд, матымуть на увази нэвэлычки прэтэнсии и добрый намир автора.

    1. Тры мандрьохы.

    Одного разу якось пробигав я «по произшестям» тыжнив зо два, напрацювався, налютывся, знэмощив, та, як прибув нарэшти додому пизно увэчори, то здалось мэни, наче я сподобывся у рай ускочить. Бо дэ ж пак: господа гарнэнька, у кимнатах чистэнько, лижко мьякэнькэ та билэнькэ, блощиць нэмае — Господы, як то воно любо! Мэрщий роздягся, обмывся гарнэнько, выпыв лэжачи склянку гарного чаю та й заснув мицным та солодкым сном. Другого дня прокынувся такы пизнэнько — уже сонце пидбылося. То був дэнь празныковый, нэробочий, и вже цього було досыть, шоб я почувся щаслывым и шоб усэ на свити, на мий погляд, покращало и помылишало. На шо погляну, всэ мэни прывитнэнько усмихаеться и любэнько лоскоче мэни сэрце, а тут ище в надолугу и ранок выбрався ясный та тыхый. Сивши биля видчинэного виконця зи склянкою чаю, позырнув я на частыну слободы, шо була мэни на выдноци з широкымы, алэ выгынчастымы вулыцямы и бэз ладу розкыданымы хатамы, на окопы старой фортэци, шо зэлэнилы на горби за слободою, на бэзкраю закубаньску нызыну з тэмнымы лугамы, и почувся так гарно та любо, шо краще и нэ трэба. Алэ нэ довго довэлось мэни корыстатыся з вильготы та мылуватыся прыродою. Нэзабаром видчинылыся двэри з пысарни, и до мэнэ уступыв пысар, тарабанячи обируч цилу копыцю пакэтив, та як поклав вин их пэрэдо мною на стил, то в мэнэ аж сэрце впало. Шоб тилькы прочитать ту копыцю пысаного папэру, то скильки того часу трэба — прямо на дэнь роботы!

    А пакэты ж давни, миж нымы дэяки пыльни, багацько арэштантськых, а з нымы гаятысь нэ можна. Нидэ було дитысь! Поскорбувавши та постогнавши, почав я пэрэбырать пакэты, затявшись на тому, шоб той дэнь упоратысь тилькы з арэштантськымы, а инши вэрнуть назад у пысарню аж до другого дня. Так же и арэштантськых выявылось чимало. За час моей нэпрытомности пры шистьох пакэтах прыпроваджено до мэнэ аж дэсять арэштантив: симох чоловикив и трьох жинок. И усих же трэба бэз жадной заигайкы пэрэпытать, про всих скомпонувать протоколы и постановления — лыхо та й годи! Пиднявшись на вси способы, шоб тилькы вымудрувать соби якнайбильшой полэгкости, поклав я ще так, шоб до обид пэрэпытать тилькы арэштанток, а писля обид уже и за арэштантив узятысь. И от гукнув я вистовому козакови, шоб збигав у «правление» и вэлив прывэсты арэштанток, а сам, похапцем допываючи чай, почав розпэчатувать и розпаковувать пакэты.

    На одному, окрим адрэсы, напысано було: «пры сем прыпроводжаеться арэштантка, ймэнуюча сэбэ козачкою Настею Халабурдыхою, та вона ж и хрэстянка Тетяна Недолужиха и мищанка Марына Цокотуныха»; на другому «пры сем прыпроводжаеться арэштантка нэзвисного роду и плимья, ймэнуюча сэбэ странныцею Божою»; на трэтьому: «пры сем прыпроводжаеться арэштантка Орына, нэ тямляча свого роду и плимья».

    Пэршу «прыпроводыла» ставропольська полиция и з пэрэпыскы про нэи выдно було, шо вона двичи дурыла полицию на своему призвыщи и родовыщи, а напослидок выявыла, буцимто вона козачка слободы Корэниивськой. Другу пиймалы бэз пашпорта в Ростови над Доном и, нэ допытавшися, дэ йи родовыще и якэ в нэи призвыще, прыпровадылы до мэнэ черэз тэ, шо буцим у ростовський полициянський тюрми якись арэштанты з старцив выявылы, шо вона козачка слободы Бэрэзанськой. Трэтю арэштувалы у Васюрынський слободи, и атаман той слободы мишаною русько-украинською мовою сэрдыто пысав про нэи, шо вона зъявылася нэ знаты звидкы и тыняеться по слободи и поза слободою з малэнькою дытынкою на руках, ни з кым ни про шо нэ розмовляе, на розпытах ничогисинько нэ каже, а всэ мовчить та й мовчить, ни на грозьбу нэ вважае, и, очевыдячкы, затялась на сокрыватэльстви свого родопроисходжения, чим и доводыть явно свою нэблагонадэжнисть, а сыдячи у «карси», усэ шось белькоче та тупотыть, нибы чаклуе, и навить в хлиби святому нэ мае нужды, бо днив по тры нэ йисть и ни у кого нэ попросыть, аж покы сами люды нэ дадуть, жалкуючи дытынку, шо йи у матэрыных грудях зовсим молока нэмае, та тилькы и допыталыся у нэи, шо буцимто вона Орышкою звэться.

    Такым чином уси тры арэштанткы булы блудягамы чи мандрьохамы, а за блудязтво, колы завынуваченый нэ довэдэ пэвно, хто вин и видкиля вин, по закону одна путь — заслання на Сыбир. Пэрэчитав я папэры, аж чую вже, шо на рундуци пиднялась тупотня чобит и брязкотня козацькых рушныць — ото знак, шо арэштанток прывэлы. Нэзабаром почувся дзвинкый та ляскотлывый жиночий голосок:

    — Та ну гэть, я сама пиду! На якого там биса калавурни!

    — Стий, нэ ходы, покы поклычуть! — казав сэрдытый козачий голос.

    — Та гэть же, виідчепысь, я сама пиду! — залящав знов жиночий голосок. — Чого там прыказу дожидатысь? Вэлыка цяця слидуватэль, та ще й нэжонатый! Хиба мэни впэрвэ з нымы на розговорах буты? Гэть!

    — Я ж тоби кажу, стий, нэ ходы! — озвався ще гризниш козачий голос. — Стий, кажу, бо такого тоби стусана дам, шо аж на помист чебэрякнэшся!

    — От такы прычепывся, трыклятый куркуль, — ляскотав жмночий голосок. — Гэть!

    Писля цього на рундуци розпочалася мэтушня та грюкотня, — очевыдячкы, козак вовтузывся з арэштанткою. Аж ось раптом розхряпнулыся из синэй двэри и до мэнэ в кимнату вскочила молодычка. Зупынывшися пэрэдо мною, вона жваво та смилыво заляскотала:

    — Драстуйтэ, господын слидуватэль! Яки у вас калавурни дурни: нэ пускають до вас та й нэ пускають! Насылу выпручалась!

    Чуючи, як нахабно ковэрзуе на рундуци арэштантка, я зовсим був розгнивався, алэ як глянув на нэи тэпэр, то й тямкы збувся — така вона була молода та гарна. Се була сэрэднього росту молодычка лит у дэвьятнадцять, тэмнорусява, з билым, пухнатым та свижим облыччям, з карымы блыскучимы очима, з двыгучимы бровамы, з рожевымы губамы, шо, здавалось, тилькы в вэсэлу ухмылку и вмилы складатысь. Одягнэна вона була по-городянському и хоч бэз бундючносты, алэ чистэнько, штэпнэнько и навить дженджурысто. Выдно було, шо вона одяглася в празныковэ вбрання. И трэба ще додать, шо вся статура йи у цю мыть видбывала на соби слид боротьбы з каравульным козаком: червоный платок кашемирськой вовны спав й з головы и бэз усякого ладу зобрався на плэчах, дви здоровэзни косы розкуйовдылысь и також зсунулыся аж до плэчей, очи блыщалы, низдрэнята зусыльно роздымалыся, повни та трэмтючи груды ходором ходылы. — Як тэбэ звуть та прозывають? — спытав я молодычку, розглядаючи йи з дывовыжею.

    — Та хиба ж вам из папэрив нэ выдно? — видказала вона, всмихаючись. — Адже я Настя Халабурдыха!

    — З якого ж ты стану — чи хрэстянка, чи мищанка, чи козачка?

    — Я з дида-прадида козачка! Такы найсправжня чорноморська козачка, з давнього козацького роду Розтулыногив! — 3 сим словом молодычка навить стукнула щиколоткою по столови, биля котрого я сыдив, аж стакан мий захытався и хлюпнувся з нього чай.

    — З якой ж ты слободы? — спытав я дали.

    — Та з Корэнивки ж! Там же и мое стэрво живэ, шо чоловиком звэться!

    — А ты ж нэ дурыш часом?

    — Отакэ ще выгадалы! Навищо б я стала брэхать?

    — Та ты ж уже двичи дурыла — и Нэдолужихою и Цокотуныхою звалась.

    — Эгэ, так вы ж бо послухайтэ, шо я вам розкажу! Отож, бачтэ, як прычепывся до мэнэ у Ставрополи прыстав, чому в мэнэ пашпорта нэмае, — ай прычепывся тилькы черэз тэ, шо я нэ схотила до його за покоивку стать — то я з ляку, шоб мэнэ нэ видпровадылы до чоловика, збрэхала, буцимто я хрэстянка з сэла Лежанки, Тетяна Нэдолужиха. А Лежанка вид Ставрополя нэдалэчко, то зараз и довидалысь, шо я збрэхала. Тоди инши арэштанткы и нарадылы мэни назватыся мищанкою такого города, шо його и на свити нэма. От як прывэлы мэнэ до слидуватэля та як запытав вин мэнэ, хто я и звидкиля родом, то я и показала, буцимто я мищанка городу чи Гандиберя чи Дендеберя — уже и нэ згадаю. А слидуватэль такы зараз и вгадав, шо я збрэхала, так запысав мэнэ в блудягы, а всэ ж такы, спасыби йому, хоч з-пид арэшту ослобоныв — пид надзор полиции.

    А потим, як спизналася я з ным гарнэнько, — бо такы и ночувала з ным двичи — то вин и розтовкмачив мэни, шо нэ слид свого мэння таить та начальство дурыть, бо зашлють тэбэ, каже, як блудягу бэз мэння аж на Сыбир. А ты, каже, выявы усю правду, та тэбэ, каже, хоч и видпровадять додому «на водворение», то нихто ж тоби нэ бороныть и знов утэкты вид чоловика, куды здря. Хоч дэсять разив, каже, тикай, та тилькы, колы попадэшся в рукы полиции, та нэ брэши, хто ты и звидкиля родом, а кажи правду, то лыха, каже, нэ багато. Так я ото розповистыла йому всю правду, а вин одислав мэнэ назад у полицию, а ставропильська полиция та видпроводыла мэнэ у катэрынодарську полицию, а катэрынодарська сюды до вас, бо вы ж такы, кажуть, над нашою Корэнивкою началнык, а яка мэни дали выпадэ доля, то се вже я на вашу ласку вповаю... — Чого ж ты втэкла вид чоловика? — спытав я з цикавости.

    — Та якбы вы зналы, якый там чоловик! Там такэ поганэ та мыршавэ, та такэ врэднэ, трыклятэ, шо з ным жить тилькы сором та морока! Прямо ж такы пивтора нэщастя!

    — Навищо ж ты виддалася за його?

    — Виддасыся хоч нэ схочеш, колы батько та маты наполяжуть, бо вин, бачтэ, такы з багатэнького роду. Та трохы такы я и сама вынувата, бо нэ спэрэчалася до кинця. А нэ спэрэчалася черэз те, шо, дывлячись на таку никчемну його постать, я соби думала, шо воно хоч нэ мордуватымэ мэнэ та хоч волю мэни дасть. Аж воно выявылось такэ врэднэ, шо так за мною назырци и бига. Куды нэ йду, то й воно слидком за мною крадэться та пидглядае. И колы вздрыть, шо з кым забалакала або засмиялася до кого, то зараз и вчепыться: «А ты чого з Денисом мызгаешся?» «А чого з Опанасом жартуеш?» «А чого до Дмытра в кузню забигала?» «А чого биля нашого двору хлопци мордуються та тыны ламають?» А скажить мэни з ласки, чи я ж вынна, шо воны, як скажени, коло мэнэ грасують? Мабуть, такы гарнэнька соби вдалась, то й добуваються ... А тут ище свэкор та свэкруха напосидають на мою нэдорику: «Чом ты йи нэ вчиш? Та бый йи, трыкляту!» А тут сусиды, уси наши куркули, ув одын голос гэрготять: «Та нэ дывысь й у зубы! Та бэры йи, капосну, за косы, та батогом йи, трыкляту! Та прывьяжи йи вижкамы, шоб нэ дрочилась та нэ грасувала! Та закуй йи в зализа!» И ото звидусиль турчать йому в вуха: бый! То воно, стэрво поганэ, и бьеться. Та ще як бьеться! Прямо ж такы лупыть, чим попавши, як товаряку! И як тилькы почнэ ото мий поганэць зо мною бучу, то свэкруха зараз и бижить йому на помич, та мэрщий мэнэ за косы, та гэпнуть мэнэ на доливку та й бьють. И ото набьються мэнэ, як голой вивци, укрыють мэни всэ тило сынятыною, та ще и в комору замкнуть на цилу дныну. А тут сусиды рэгочуть над моим лыхом та шкалюють из мэнэ, та допикають мэни усякымы прыкладкамы — сказано — куркули трыкляти! — Тут молодыця здыхнула важко и з нэвгоды навить видвэрнулася набик. Корыстаючи з йи пэрэпочинку, я запытав йи знов:

    — Скажи мэни з ласки, молодыцэ, шо воно такэ куркули?

    — Та то ж наши козакы чорноморськи, трыкляти! — видказала вона з сэрцем.

    — Завищо ж их куркулямы дражнять?

    — А за тэ, шо воны таки нэобразовани! Бо воны звисно яки: абы йому шматок хлиба та мыску борщу, то вже йому ничого бильше и нэ трэба, и вже вин ни про шо бильше и нэ дбае, и вже про шо йому нэ кажи, то всэ йому будэ дурныця, всэ выгадкы та лэдачи прымхы. И хоч инший такый дурный, шо тилькы воза пидмазать и вмие, а про сэбэ думае так, шо мудришого за його чоловика и на свити нэма. А жинка йому абы робыла як товаряка, то й гарна будэ, хоч нэхай вона яка задрипа та нэчепура. Так отож за тэ, шо воны таки нэобразовани та тупоглузди та затяти, их куркулямы и дражнять. А колы отакый куркуль та ще вдодачу и нэвковырный из сэбэ — такый, бачтэ, шо й ходыть, колываючись, як вэрблюд, и жлукта свого нэ вмие як слид навэрнуть, и рук нэ знае куды диты, бо тилькы выламы та косою орудувать и навчивсь, то такого ще й кевою дражнять. И ото ж, бачтэ, яки козакы служачого розряду, то тилькы куркули, бо воны всэ ж такы по-вояцькому обшталтовани и обмундыровани, и всэ ж такы якось мэткиши та бадьорниши; а котри нэ служачого розряду и зовсим уже нэ обшталтовани и нэ одуковані, бо тилькы в зэмли рыються та скотыну порають, так ото вже нэ просто куркули, а ще и кевы. И нэма гирших людэй, як оци куркули та ще и кевы. З нымы жить — тилькы мордуватысь. Уже мищаны куды кращи — ти хоч по празныках одягаються штепнише, та повэртаються моторниш, та на гроши нэ таки скупи...

    — Так осебто и твий чоловик куркуль? — спытав я молодыцю якось знэчевья, абы йи на дальше базикання пидштовхнуть.

    — Та дэ там куркуль! — пидхопыла вона з запалом. — Якбы пак справжний куркуль або хоч и кева, а то ж тилькы куркулятыны шматок. Там карапузик отакый завбильшкы! — Халабурдыха показала рукою соби по груды. — Та ще такэ таранкуватэ, та слынявэ, та плюгавэ, шо гыдко и скыпкамы взять. Та ще и на вторы слабкэ: инколы заснэ та уви сни и всюсюрыться у тэбэ пид боком. Сказано ж, и смих и горэ з такым чоловиком!

    — Чи довго ж ты прожила з ным? — спытав я знов.

    — Ох, мордувалася я з ным бильш року! — проказала молодыця, зовсим знызывши голос. — Мордувалася, покы тэрплячкы стало... Та вже обрыдло, та вже огыдло, та вже осточортило воно мэни, трыклятэ, так и нэхай йому грэць! Та й нэ самый вин обрыд мэни — усэ, усэ чисто мэни обрыдло и остогыдло. На кого нэ глянэш — чи на свэкра, чи на свэкруху, чи на ятривку, чи на свого мыршавця-чоловика, то прямо ж такы душу вид их вэрнэ! Та нэ то люды, а и стины в хати так мэни остогыдлы та знэнавыснилы, шо прямо ж такы аж плач бэрэ зи злосты та досады, и так тэбэ и тягнэ, шоб утэкты звидты куды здря. Так я ото пэрэмоглася другу зыму, а як настала вэсна, то спизналася з москалэм-щетинником, шо в нашу слободу нагодывся, та й змовылася з ным, шоб утэкты. Усэ добро свое кынула, захопыла тилькы одэжинкы тришкы, та й пустылася в мандривку ...

    — Чи довго ж ты и чи далэко издыла з отым щетинником?

    — Та произдыла з пивроку. издыла по Чорноморьи, издыла и по Линии. А як заихалы у Ставропиль, то я покынула щетинника, та дэсять мисяцив у прыслужныцях служила — то до одного пана наймалася, то до другого. И хоч як мэни инколы прыходылось круто, а всэ ж такы як на воли, то воно и гарно. А тэпэрэчкы, як згадаю, шо трэба вэрнутысь додому, в осоружну хату до осоружных людэй, то в мэнэ аж сэрце мрэ...

    Розповидь Халабурдыхи и зачудувала и навить засмутыла мэнэ трохы. Та й сама вона, мабуть, чула сэбэ нэ дуже то мыло, бо зразу якось посмырнишала и похмурнишала. Облыччя йи якось болизно скрывылося, мишкы биля рота затипалыся, на очах блыснулы сльозы. Килька хвылын мовчалы мы обое.

    — Погана ж твоя доля, молодычко! — промовыв я нарэшти якось мымовиль. — Шо ж ты думаеш робыть з собою дали?

    — Та це вже я спытаю вас, господын слидуватэль, шо вы думаетэ робыть зо мною дали?

    — А мэни шо? Мое дило звиснэ: пошлю тэбэ в Корэнивку «на водворение».

    — Тобто як? Оцебто до чоловика чи шо?

    — Та вже ж нэ до кого бильш.

    — Ни, вже цього нэ будэ!

    — Як же нэ будэ, колы будэ. Трэба ж «водворыть» тэбэ в Корэнивци на житло.

    —- Так водворяйтэ мэнэ у батька-матэри, водворяйтэ у моих родычив, а чоловикови всэ ж такы нэ виддавайтэ!

    — Нэма в мэнэ, молодычко, такого права, шоб закон ламать та тэбэ вид чоловика видбырать. «Водворымо» тэбэ у чоловика, а колы ты сама утэчеш вид його до своих родычив, то це вже твоя рич, а мэни про тэ байдуже.

    — Эгэж, так то и втэкты! Покы втэчу, то воны з мэнэ разив пьять шкуру знимуть! Ни, вже, як хочетэ, а чоловикови нэ виддавайтэ ... И такы навсправжкы кажу вам, нэ виддавайтэ, бо як виддастэ, то вин мэнэ укупи з матирю вбье... А колы вин мэнэ неэ вбье, то я його зарижу...

    Прямо такы зарижу, або зарубаю, або задушу! От вам запрысягнуся, шо колы довэдэться мэни з чоловиком жить та ще и спать з ным на одний постэли, то я його власнымы рукамы задушу!.. Тоди нэхай мэнэ хоч и на Сыбир зашлють, я и на Сыбири вживу!

    Нэ знаю, чи дийняв бы Халабурдыси виры хто другый, алэ я прыйняв йи гризьбу насправжкы, бо в мэнэ вже був такый трапунок, шо вэрнулы молодыцю до чоловика на житло, а вона у ту ж такы нич и видрубала йому голову сокырою.

    Помиркувавши трохы над справою Халабурдыхи, спысав я протокол показання про тэ блудязтво та мэнування сэбэ чужим мэнням и застановывся на постановлении, А Халабурдыха тымчасом сыдила похнюпывшись на канапци та смыкала бэз ниякой нужды кутасы своей шали.

    — Так от шо, молодыце, зроблю я з тобою, — сказав я напослидок, — оце пошлю тэбэ в Коренивку, та колы справди прызнають тэбэ там за коренивську козачку Настю Халабурдыху, то справа про блудязтво на тому и закинчиться. Алэ крим цього ище судытымэ тэбэ суд за мэновання чужим мэнням.

    Кара за цю провыннисть будэ нэвэлыка, то тоби нэма чого и журытыся. И покы сточиться над тобою суд, то я виддам тэбэ пид дозор коренивськой полиции, а шоб нэ було тоби морокы з чоловиком, то — нидэ дитысь! — накажу вже полиции, шоб тэбэ вид батька-матэри до чоловика сыломиць нэ гналы. Так це ж тилькы до часу, покы сточиться суд, а як закинчиться суд, та видбудэш ты арэшт, то тоди вже рятуйся вид чоловика, як сама знаеш.

    — Спасыби и на цьому! — промовыла Халабурдыха зидхнувши.

    И знов замовклы мы обое. Я кинчав постановление, а Халабурдыха, виддувши гарни свои губкы и утопывши очи в дил, ще жвавиш почала смыкать за кутасы. Вона очевыдячкы була в забурэнни, шось мала на думци, шось хотила сказать чи зробыть — и вагалась. Аж ось бачу, шо вона тыхэнько пидвэлася з канапкы, пидступыла до мого стола, пэрэхылылася черэз його, обпэрла голову на ликти и, якось хытро дывлячись та солодэнько усмихаючись, промовыла стыха:

    — Паныченьку!.. Голубчику! Ось послухайтэ бо, шо я вам скажу!

    — Кажи, молодычко, — видказав я, нэ покыдаючи свого пысання.

    — Навищо вы посылатымэтэ мэнэ у ту трыкляту Коренивку?

    Зоставтэ мэнэ краще у сэбэ, — промовыла вона дали, трошкы засоромывшись. — Я вам и побаню, и прыбэру, и самовар настановлю. Я вам догоджатыму, як тилькы зумию ... Я вже ж служила у панив, то якось такы зумию и вам догодыты...

    — Чудэрнаста ж ты, молодыце, як я бачу, — видріик я, нэ видрываючись вид своей роботы. — Нэвже ж такы справди в тэбэ думка отакым чином полипшить свою долю? Ну, нэхай бы взяв я тэбэ до сэбэ, то нэ вик же ты жила б у мэнэ?

    — Та навищо там вик? — згукнула Халабурдыха. — Вы подэржтэ мэнэ тилькы так, покы суд закинчиться та покы я наобрыдну вам.

    — Ну, а дали ж шо?

    — А дали я знайду соби и другого.

    — А потим и трэтього?

    — Та може нэ то трэтього, а и пьятого и дэсятого!

    — Шо ж воно з того будэ? И до чого ж воно дийдэться?

    — А хиба по-вашому краще просто в лайдачарню запродатысь?

    — Навищо ж запродаватысь? Нэ трэба запродаватысь никому и никуды!

    — Так навчить мэнэ, як на свити прожить!

    — Як на свити прожить? — пэрэпытав я Халабурдыху та й замнявся. Навчать морали совисному чоловикови завжды якось нияково, а морализувать пэрэд людыною, явма злэдащилою, здалось мэни зовсим уже нэподобным. Отже, трэба було шось видказать Халабурдыси, и я знэхотя зайшов у пэдантэрию.

    — Живы, молодыце, чесно, працюй и заробляй, сама сэбэ годуй и зодягай, то й будэш справдиі вильною. Никому нэ завыныш, то никому нэ будэш и пидкорятысь. А колы трапыться, шо полюбыш кого щиро, то зиходься з ным и живы чесным робом. З любовью и нэшлюбнэ подружжя чеснэ, а бэз любовы... якого б ты соби пана нэ знайшла, то всэ такы будэш лэдащицею ...

    — Ну, наказалы ж вы тэрэвэни-вэнив! — промовыла Халабурдыха, виддувши з нэвгоды губкы. — Злипылы шось такэ, шо й на голову нэ насунэш!

    — Уся сыла, молодыце, в тим, — провадыв я дали, — шоб нэ буть лэдацюгою, шоб тэбэ кожен шанував и поважав як чесну людыну!

    — Ни! — пэрэхопыла Халабурдыха, — уся сыла в тим, шоб було шо йисть, пыть и хороше походыть, шоб життя було вэсэлэ та гарнэ... Шоб хоч и пидкорятысь, та знать кому, шоб хоч и любыть, так любыть нэ дарма!..

    — Он бач, яка ты! Так ты кажи вже навпростэць: шоб нэ любыть дарма, а шоб продатысь гарно!

    — А хоч и так, то хиба ж шо? Шо ж тут такого поганого чи нэзвычайного? Чим же нам, нэщаслывым жинкам, и купыть соби щастя та доли, як нэ тым,.. за чим люды гоняться, своею красою.

    — Так ты ж бо нэ залычковуй правды, а кажи вже навпростэць: чим же нам и купыть соби щастя, як нэ своею жиноцькою честю!

    — Эт такы торочать! — промовыла Халабурдыха з нэвгодою и пидвэлася вид стола, — знайшлы честь...



    Надколысна писня

    Прысвящаеться жинци моей,
    Надежди Иванивни

    Люли-люли, дытыночко,
    Засны в добру годыночку!
    Засны, лышка нэ знаючи,
    Дозвиллячка вживаючи.
    В тэбэ хатка тэплэсэнька,
    Постилонька мьякэсэнька,
    И чого душа забажае,
    Тоби мама постачае.
    А там дэсь-то в хати драний,
    Нэогритий, нэпрыбраний,
    Там чужая дытыночка
    Та й нэ заснэ и годыночкы.
    Будэ крычать, кволитыся,
    Будэ плачем жалитыся,
    Шо постилонька холодна,
    Шо сама вона голодна,
    Шо засохло у роточку,
    Шо болыть у животочку...

    Люли-люли, дытынятко,
    Засны, мое янголятко,
    Засны соби, угамуйся,
    Про долэньку нэ турбуйся.
    В тэбэ мама молодэнька,
    И здорова, и вэсэлэнька,
    Бо в достатках, у розкоши
    Проживае вик хороший,
    А в добри, шо й судылось,
    Ты на втиху й родылось.
    Вона тэбэ нагодуе,
    И прыспыть, и попыльнуе,
    А прокынешся зи сна —
    Знов, вэсэла и прывитна,
    Прыпэстыть, и розгуляе,
    И писэнькы прыспивае.
    А там дэсь-то в драний хати,
    Е друга дытынка и маты;
    Тилькы тая дытыночка
    Та нэ заснэ и годыночкы:
    Цилу ничку крычатымэ,
    В мами йисткы прохатымэ.
    Алэ мама в нэи хвора,
    Бо збороло йй горэ,
    Вона вик жила в роботи,
    Вона зныдила в скорботи.
    И малэ дытятко хворэ
    Уродылось й на горэ —
    Йисткы даты нэма чого!
    За здоровья лэдачого
    В нэи груды повсыхалы,
    А коровкы нэ прыдбала...
    И от вона ничку цилу
    Сыдитымэ, знэможила,
    Сыдитымэ, куняючи,
    Колысочку хитаючи
    Та болисно зитхаючи...
    Люли-люли, дытя мое,
    Ой, спы, мое коханэе!
    Ой, спы соби, нэ кволыся,
    Про долэньку нэ журыся;
    В тэбэ тато богатэнькый,
    Прывитный и вэсэлэнькый,
    И втишаеться тобою,
    Мов лялькою дорогою.
    Гэн папэры вин читае,
    А тэбэ нэ забувае,
    То прыслуха, то наглянэ —
    Як то там дытя коханэ?
    А там дэсь-то, в хати вбогий,
    Там ждуть тата из дороги.
    Пизня нич, и вые хвыща,
    Кризь виконця витэр свыще;
    Квылыть-плаче дытыночка,
    Нэ заснувши и годыночкы;
    Хвора мама омливае,
    В думци тата уздривае:
    За хурою за важкою
    Йдэ вин тыхою ступою,
    Йдэ понурый, засмученый,
    Роботою намученый...
    А сниг очи заслипляе,
    Дориженьку замитае...
    И дытыночку колышучи,
    Сыдыть мама, нэ дышучи.
    Сыдыть вона, наслухае,
    Чи ще тато нэ гукае,
    Чи в виконэчко нэ стукнэ,
    Чи двэрыма вин нэ грюкнэ?..
    Та й хоч вэрнэться з дороги,
    Нэ покраща хата вбога:
    Вин прыбудэ наморэный,
    Прыгодамы завгорэный.
    Будэ йисты хлиб з водою
    И за хатньою бидою
    Ще смутниший, може станэ,
    А на дытя и нэ поглянэ...
    Люли-люли, дытыночко,
    Засны в добру годыночку,
    Люли-люли, дытынячко,
    Засны, мое янголячко.
    Ой, спы соби, высыпляйся,
    Здоровьячка набырайся,
    Та росты, шоб дужим буть,
    Та ставай на добру путь;
    Зрощай сэрдэнько любляче,
    Розум добрый, чесну вдачу.
    А як дийдэш повных лит,
    Спизнавай вэлыкый свит,
    Спизнавай життялюдскэе,
    Спизнавай всэ злэ-лыхэе
    И борысь из ным як мога;
    Та любы диток убогых,
    Шо вродылысь сэрэд тугы,
    Злыднив, бруду и нэдугы
    Та ще змалку в драний хати
    Им судылося страждаты.


    И бачу я тоди широкэ сыне морэ

    И бачу я тоди широкэ сыне морэ —
    Клыкоче глыбына, и стогнэ, и рэвэ,
    И хвыли пиняви збигаються, як горы,
    И гурт човнив на мори тим плывэ;
    И дружно козакы на вэсла налягають,
    И кожний пину бье, и кожний хвылю рвэ...
    Лютуе, стогнэ морэ, з рэбэр их скыдае
    И пиною, скаженэ мов, им очи забывае —
    Я чую голос их... я бачу — потопають!..

    главнаябал.-рус.рус.-бал.бал.-адыг.бал.-арм.уникальные словасленгстаровыначастушкиюморюмор-2юмор-3юмор-4юмор-5поговорки (А-Ж)поговорки (З-Н)поговорки (Н-С)поговорки (С-Щ)поговорки (Э-Я)тостыкинотравникссылки на сайтыссылки на сайты-2тексты песенкухняпобрехенькискороговоркиприметыколядкитекстыстихимульты и игрыспискизакачкисказкиГейман А.А.Горб-Кубанский Ф.И.Доброскок Г.В.Курганский В.П.Лях А.П.Яков МышковскийВаравва И.Ф.Кокунько П.И.Кирилов ПетрКонцевич Г.М.Мащенко С.М.Мигрин И.И.Воронов Н.Золотаренко В.Ф.Бигдай А.Д.Попко И.Д.Мова В.С.Первенцев А.А.Скубани И.К.Кухаренко Я.Г.Серафимович А.С.Канивецкий Н.Н.Пивень А.Е.Радченко В.Г.Трушнович А.Р.Филимонов А.П.Щербина Ф.А.Воронович Н.В.Жарко Я.В.Дикарев М.А.Руденко А.В.